«Лечение опухолей головного мозга у детей в России бесплатное, платны только анализы»

Главные эксперты в сфере медицинской помощи детям с опухолями мозга в России по просьбе Благотворительного Фонда Константина Хабенского рассказали РИА Новости о том, как обстоит ситуация с диагностикой и лечением этих заболеваний и почему сегодня родителям не нужно бояться такого диагноза.

Среди россиян распространено мнение о том, что опухоль мозга — это смертельный приговор для ребенка, в большинстве случаев такие онкологические заболевания успешно поддаются лечению.

Ежегодно появляются новые эффективные методы лечения опухолей центральной нервной системы и опухолей мозга. Главное при этом – вовремя поставить диагноз.

Детский онколог высшей категории, профессор Российского научного центра рентгенорадиологии Ольга Желудкова отметила, что сегодня существуют программы лечения, благодаря которым выздоравливают большинство маленьких пациентов.

«Мы оцениваем опухоли в том числе и с молекулярной точки зрения: это самый современный подход, который позволяет понять, каков прогноз заболевания и насколько интенсивной должна быть программа лечения. Мы используем стереотаксическую, максимально локальную лучевую терапию, что позволяет минимизировать побочные эффекты. Онкологи применяют новые схемы лечения — например, включающие в себя терапию иммунологическими препаратами. Все это привело к значительному прогрессу и улучшению результатов: сейчас выживаемость наших пациентов — детей с опухолями мозга — достигает 70%».

Однако, многие до сих пор считают, что хирургическое вмешательство на мозге – это болезненная и опасная операция, которая приведёт к тяжёлым неврологическим последствия. Однако это далеко не всегда так, потому что на сегодняшний день уровень развития нейрохирургии имеет минимальные риски.

Главный детский нейрохирург Министерства здравоохранения РФ, заведующий 1-м детским отделением Центра нейрохирургии имени Н. Н. Бурденко, профессор Сергей Горелышев подтвердил, что бояться нейрохирургической операции ни в коем случае не нужно.

«В настоящее время летальность после операции по удалению опухоли головного мозга составляет 0% при условии, что она проводится вовремя. Если до хирургического вмешательства у ребенка нет серьезных нарушений, то сама по себе операция не повлечет за собой потери важных жизненных функций», — отметил эксперт.

Некоторые родители, услышав диагноз, стремятся получить лечение за границей, но по уровню развития нейроонкология в России не уступает другим странам, а протоколы лечения в российских больницах идентичны зарубежным.

«Я знаю несколько случаев, когда больные с медуллобластомой (Злокачественная опухоль мозга. — прим. ред.) приезжали, например, в Германию, а им говорили: «Зачем вы приехали? В России проводят такое же лечение, по тем же протоколам, которые используем мы». Это действительно так: сегодня для лечения большинства опухолей центральной нервной системы мы применяем те же методики, что и наши коллеги в зарубежных клиниках. Более того, мы работаем с самыми современными европейскими протоколами, у нас есть последние версии 2017 и даже 2018 года», — добавила Ольга Желудкова.

Онколог, гематолог, основатель Клиники амбулаторной онкологии и гематологии Михаил Ласков подчеркнул, что в России есть все компоненты для успешного лечения опухолей мозга у детей.

«За последние 20 лет материально-техническая база для лечения выросла, однако остаются проблемы с неравномерным распространением компетенций. Опытные специалисты есть в основном в крупных городах, а страна у нас большая. До ближайшей больницы, где окажут действительно качественную помощь, некоторым пациентам приходится добираться сутками. В этом плане мы отстаем от развитых западноевропейских стран, где в каждом регионе есть хороший нейрохирург», — рассказал онколог.

«Лечение опухолей головного мозга в нашей стране бесплатное: существуют системы ВМП (высокотехнологичная медицинская помощь), ОМС (обязательное медицинское страхование) и так называемая ВМП в ОМС. Многие считают, что попасть на операцию в ведущие федеральные медицинские учреждения очень сложно, но на самом деле это не так. Например, если к нам обращаются родители ребенка с опухолью головного мозга, то ребенок будет госпитализирован в течение нескольких дней. Конечно, что-то все равно будет платным, например МРТ или некоторые анализы, но само хирургическое лечение для родителей будет бесплатным», — добавил главный детский нейрохирург Министерства здравоохранения РФ, заведующий 1-м детским отделением Центра нейрохирургии имени Н.Н.Бурденко, д. м. н., профессор Сергей Горелышев.

Директор Благотворительного фонда Константина Хабенского Алёна Мешкова добавила, что в большинстве случаев лечение происходит бесплатно, но иногда бывают ситуации, что квоты на лечение заканчиваются, тогда таким пациентам помогает Фонд.

Многие дети сталкиваются с различными последствиями сложного лечения опухоли мозга: кому-то приходится восстанавливать двигательные функции, кто-то заново учится говорить, а кто-то — складывать буквы в слова на бумаге или запоминать имена знакомых людей и персонажей в книгах. В каждом конкретном случае все индивидуально, и специалисты не всегда могут сказать наверняка, с какими сложностями придется столкнуться ребенку после лечения. Однако грамотный подход к реабилитации поможет скорректировать многие нарушения, а иногда даже избежать некоторых из них.

Онколог, гематолог, директор лечебно-реабилитационного научного центра «Русское поле» Александр Карелин отметил, что для детей с опухолями нервной системы важны не только диагностика и лечение, но и грамотная реабилитация, которая должна начинаться ещё до окончательной постановки диагноза, пока проводятся уточняющие анализы.

Как сообщалось ранее, главный детский онколог Министерства здравоохранения Архангельской области, заведующий кафедрой детской хирургии Иван Турабов рассказал изданию рассказал об онкологической настороженности родителей и профилактике онкозаболеваний у детей.

В Череповце авто не уступило дорогу реанимобилю с сиреной: пострадала фельдшер

В Череповце 18 октября примерно в 10.00 часов утра произошло ДТП с участием реанимационного автомобиля скорой помощи и ВАЗ-2114.

Об этом сообщила пресс-служба ГИБДД Вологодской области.

Авария произошла на проспекте Победы у дома № 100. По предварительным данным, автомобилистка не предоставила преимущество в движении реанимобилю, который ехал с включённым проблесковым маячком и специальным звуковым сигналом.

В результате столкновения пострадала 34-летняя фельдшер, сейчас она находится на амбулаторном лечении.

Как сообщалось ранее, в Мошенском районе Новгородской области в ночь на 20 сентября произошло ДТП с участием машины «скорой помощи» и легкового автомобиля.

В Омске пациент тубдиспансера угрожал лечащему врачу ножом

В Омске 32-летнего пациента тубдиспансера, расположенного по улице Химиков, хотели выписать из медучреждения за злостное нарушение режима, а именно распитие алкогольных напитков в палате.

Об этом сообщила пресс-служба Росгвардии региона.

Однако мужчина не захотел на ночь глядя покидать диспансер, поэтому схватил кухонный нож, который принёс в палату вместе с другими кухонными принадлежностями, и начал угрожать своему лечащему врачу расправой.

Вооружённого пациента увидел охранник медучреждения и нажал тревожную кнопку. На место прибыл экипаж росгвардейцев.

На тот момент пациент всё ещё находился в своей палате и отказывался её покидать.

Как выяснилось позже, мужчина ранее был неоднократно судим. Сотрудники Росгвардии задержали его и передали сотрудникам полиции для дальнейшего разбирательства.

Как сообщалось ранее, в ночь на 4 октября в центральной городской больнице Сызрани произошло происшествие. 22-летний пациент вёл себя неадекватно и начал размахивать ножом.

Эксперты центра Алмазова: «Люди не готовы быть донорами костного мозга – это проблема»

Заявление министра здравоохранения РФ Вероники Скворцовой о том, что в России процент побед над детскими онкогематологическими заболеваниями составляет 90%, поразила не только население, но и медицинское сообщество.

Как отметила глава ведомства, в настоящий момент наши возможности находятся на таком высоком уровне, что весь мир стремится поучиться у российских специалистов тому, как противостоять этим заболеваниям.

Специалисты ФГБУ «НМИЦ им. В. А. Алмазова» Минздрава РФ: д. м. н., профессор, директор Института гематологии центра Андрей Зарицкий и к. м. н., завотделением химиотерапии онкогематологических заболеваний и трансплантации костного мозга для детей Юлия Диникина прокомментировали специально для «Медицинской России» эту цифру, отметили основные достижения и проблемы, с которыми приходится сталкиваться, а также рассказали о том, почему россияне не хотят быть донорами костного мозга.

Цифра подлинная

По мнению экспертов, в информации о том, что в 90% случаев дети, страдающие онкогематологическими заболеваниями в России, излечиваются, никакого подвоха нет – это действительно так. На сегодняшний день удалось достигнуть высокого уровня общей выживаемости, который в полной мере сопоставим с таковым в зарубежных клиниках.

«Конечно, остаются нозологические формы, имеющие менее благоприятные прогнозы, например, острый миелоидный лейкоз, но, тем не менее, с использованием современных возможностей таргетной терапии, высокодозной химиотерапии удается улучшать результаты лечения и у этой когорты пациентов», — отмечают врачи.

Лечение онкогематологических заболеваний у детей является одной из самых драматических страниц в медицине, поэтому достигнутые успехи являются гордостью российских врачей. Ситуация улучшилась благодаря тому, что в стране существует стандартизированное (программное) лечение этого недуга в соответствии с контролируемыми мультицентровыми клиническими исследованиями. Кроме того, созданы научные группы, изучающие различные нозологические формы онкогематологических заболеваний, есть понимание особенностей сопроводительной терапии и ухода за больными детьми в период проведения химиотерапии. В общем, в стране организована необходимая инфраструктура для оказания специализированной помощи, что и позволило достигнуть хороших результатов, считают эксперты.

«Российскими онкогематологами разработаны высокоэффективные программы противоопухолевой терапии для ряда нозологий со сниженной токсичностью и возможностью использования в большинстве регионов нашей страны», — подчеркивают специалисты центра Алмазова, добавив, что нам тоже есть чему поучиться у других стран.

Например, необходимо осваивать и внедрять новые технологии, протоколы, передовую диагностику. «Нужно добиваться хороших результатов лечения, и не столь важно, где был разработан этот метод: у нас в стране или за рубежом. Повторить опыт с равнозначными результатами – является тоже не простой задачей».

Одно из направлений, которое сейчас развивается параллельно с зарубежным в России, в том числе в центре Алмазова — это CAR-T технология, которая дает возможность перепрограммировать собственные иммунные клетки пациента за пределами его тела с тем, чтобы создать химерный антигенный рецептор, позволяющий охотиться на раковые клетки и эффективно разрушать опухоли у пациента.

Дефицит финансирования

Говоря о финансировании, Диникина и Зарицкий обращают внимание на то, что недостаток средств ощущается не только в области здравоохранения. Онкогематология является стремительно развивающейся областью медицины, и сколько бы денег государство не выделяло, удовлетворить все потребности клинических и научных направлений, является пока непосильной задачей.

«Все лучшее – детям, за последние годы сделаны огромные вложения в развитие педиатрических направлений в медицине, в том числе в области онкогематологии. В то же время в нашем Центре существует дефицит квот на трансплантацию гемопоэтических стволовых клеток — квот меньше, чем больных, которым это показано», — говорят они.

Также эксперты подчеркивают, что специализированную помощь в настоящее время можно оказывать и в регионах. Количество центров и отделений, в которые можно обратиться с этим вопросом по данным национального общества детских онкологов и гематологов на 2015 год составляет 77. В случаях, если в регионе отсутствует онкологическое отделение или возможности клиники не удовлетворяют состоянию ребенка или объему необходимой терапии, вопрос решается путем перевода ребенка в федеральный центр страны.

Знания спасают жизни

Недостаток кадров в регионах врачи центра Алмазова объясняют тем, что молодые специалисты рвутся работать в центральные города России, но острой нехватки докторов в этой области пока не наблюдается. Кроме того, у медиков есть возможность обучаться и повышать квалификации благодаря созданию научных сообществ по изучению онкологических заболеваний у детей, проведению регулярных семинаров, обучающих программ и конференций, организации длительных стажировок на базе федеральных центров по соответствующим направлениям. Все это поспособствовало тому, что выявлять заболеваемость на ранних стадиях специалисты стали лучше.

«Однозначно, успехи есть, и, прежде всего, это связано с повышением знаний в области онкогематологии у врачей первичного звена здравоохранения, врачей общей практики, благодаря изменению образовательных программ в университетах с включением циклов по детской онкологии, гематологии, проведением междисциплинарных обучающих семинаров. Немаловажным аспектом является повышение медицинской грамотности населения благодаря средствам массовой информации, работе благотворительных и родительских организаций».

Улучшилась ситуация и с доступностью. Еще 10 лет назад квоту в крупные центры можно было ждать по несколько месяцев. Сейчас, при постановке онкологического диагноза – оформление квоты производится незамедлительно.

Также несколько лет назад была нормой ситуация, когда некоторые из наиболее эффективных или подходящих для конкретного случая препаратов для лечения онкогематологических заболеваний не были зарегистрированы в РФ. В итоге родителям и врачам приходилось везти их из-за рубежа чуть ли не контрабандой. По словам экспертов, сейчас не обязательно ждать регистрации медикамента в стране. В случае необходимости препарата по жизненно важным показателям, врачи принимают решение в составе консилиума о необходимости ввоза лекарственного средства на территорию России с разрешения Минздрава.

Люди бояться быть донорами

Единственным методом терапии, потребность в котором в полной мере не удовлетворена, является трансплантация костного мозга, считают доктора.

Определенные успехи в создании регистра доноров костного мозга в России все-таки достигнуты и на сегодняшний день имеются случаи успешно проведенных трансплантаций от отечественных доноров. Проблемой является и отсутствие готовности населения быть донорами костного мозга из-за неоправданного страха.

«Одним из значимых достижений за последние годы является использование метода с равнозначной эффективностью — гаплоидентичной трансплантации костного мозга от родственного донора с использованием определенных режимов высокодозной химиотерапии. В нашем Центре мы используем его у детей и взрослых. По собственным данным, эффективность гаплоидентичной трансплантации сопоставима с родственной трансплантацией», — заключили специалисты ФГБУ «НМИЦ им. В. А. Алмазова» Минздрава РФ.

Как сообщалось ранее, последние годы Национальный медицинский исследовательский центр им. В.А. Алмазова находится под постоянной опекой федеральных властей. В прошлом году, например, центру удалось стать лидером среди других медучреждений страны по объему госзаказа на оказание высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП), не погруженной в бюджеты ОМС.

Минздрав предложил добавить лечение онкологии в список инвестиционных проектов Белоусова

Минздрав России предложил включить в планы Белоусова проекты по диагностике и лечению онкологических заболеваний, в том числе в области ядерной медицины и работы со стволовыми клетками, передаёт РБК.

План помощника президента РФ Андрея Белоусова предусматривает инвестиции сверхдоходов металлургических и нефтехимических компаний в экономику страны, в частности в Нацпроекты «Экология» и «Цифровая экономика».

Минздрав России предложил этим компаниям в рамках плана Белоусова направить инвестиции на четыре проекта по лечению онкологии.

Один из проектов – это разработка и организация производства российских лекарств на основе изотопа лютеция-177 для одновременной визуализации опухолей и их лечения. Такие препараты высокоэффективны в их лечении рака мозга и простаты.

Второй проект – создание Центра коллективного пользования для проектов по производству биомедицинских клеточных продуктов на основе стволовых клеток для их доклинических и клинических исследований и государственной регистрации. Создадут его на базе Национального медицинского исследовательского центра эндокринологии Минздрава.

Третий проект — полностью автоматизированная система диагностики онкологических заболеваний на основе оцифрованных образцов тканей пациентов. С ее помощью морфологическое исследование формируется сразу на месте, клинически оформленным подается в специализированное онкологическое учреждение с возможностью подтверждения цифровыми снимками.

Четвёртый проект – это производство радиофармацевтического препарата на основе радия хлорида для лечения костных метастазов.

В России есть такой препарат, замечает Минздрав, его зарегистрировала немецкая фармацевтическая компания Bayer. Стоимость одной его инъекции составляет около 351,8 тыс. руб., а их в рамках курса необходимо 12. Отечественных аналогов данного лекарства нет.

Фото: Михаил Киреев / РИА Новости

Как сообщалось ранее, за период январь-июль 2018 г. импорт готовых лекарственных препаратов в Россию составил 291,3 млрд. руб. Динамика при расчётах в рублях к аналогичному периоду 2017 г. составила 3,2% по готовым формам, показатель прироста нерасфасованной продукции тоже в плюсе — 28%. Суммарный объём ЛП, ввезённых за семь месяцев, вырос в рублёвом выражении на 7%. Такие данные приводятся аналитической компанией RNC Pharma.

Эксперт: “Импорт лекарственных препаратов сокращается”

За период январь-июль 2018 г. импорт готовых лекарственных препаратов в Россию составил 291,3 млрд. руб. Динамика при расчётах в рублях к аналогичному периоду 2017 г. составила 3,2% по готовым формам, показатель прироста нерасфасованной продукции тоже в плюсе — 28%. Суммарный объём ЛП, ввезённых за семь месяцев, вырос в рублёвом выражении на 7%. Такие данные приводятся аналитической компанией RNC Pharma.

Натуральный объём готовых ЛП с начала года составляет чуть больше 1 млрд. упаковок, это на 6,5% меньше, чем за аналогичный период 2017 г. Поставки в минимальных единицах дозирования (МЕД) тоже находятся в минусе (-4,1%).

По словам Управляющего директора Pharmedu Татьяны Ходанович, пока предпосылок роста в упаковках нет. Рынок планомерно падает с 2013 года, и на этом этапе экономического развития геополитической обстановки и трендов рынка будет только сокращаться. А если принять во внимание, что еще и импортозамещение набирает обороты, то сильно сокращается импорт, мы видим это по цифрам.

За период с января по июль 2018 г. лидером по долгосрочной динамике импорта готовых ЛП в ТОР-20 корпораций становится «Рош». Денежный объём поставок продукции компании за год увеличился на 97% в рублях, максимальная динамика зафиксирована у противоопухолевого препарата Алеценса, импорт которого вырос в 6,6 раз. Препарат, кстати, в нашей стране пока не зарегистрирован и ввозится для конкретных пациентов по жизненным показаниям. Вторая строчка у «МСД» (+47%), здесь отметим препарат Пурегон (импорт вырос более чем в 40 раз).

В группе нерасфасованных ЛП бесспорным лидером по всем показателям остается «Селджен», за год компания увеличила рублёвый объём ввозимой продукции в 13 раз; по-прежнему динамику обеспечивает Ревлимид (импорт вырос в 84 раза). На следующей позиции расположилась корпорация «Амджен» (импорт вырос практически в 12 раз), основной вклад в динамику поставок внёс Энплейт, упаковкой которого занимается российский «Добролек».

Как сообщалось ранее, Правительство России утвердило временный порядок ввоза на территорию страны незарегистрированных биомедицинских клеточных препаратов, которые используются для лечения онкологии, клинических исследований или для регистрации.

Кубанские врачи успешно прооперировали мужчину с расслоившейся аортой

В отделение реанимации клинической больницы № 2 Минздрава Краснодарского края поступил 44-летний пациент с нестерпимой болью в спине и онемением правой ноги.

По словам мужчины, боль возникла несколько часов назад после физической нагрузки. При обследовании было выявлено расслоение аорты, предаёт пресс-служба Минздрава.

У пациента расслоение аорты привело к закупорке артерий в почках и правой ноге. Состояние молодого человека ухудшалось. Промедление могло привести к смерти вследствие необратимых изменений в организме. С целью спасения жизни хирурги экстренно выполнили сложнейшую операцию по замене брюшной аорты и подвздошной артерии.

Такие операции являются очень редкими, так как требует высокого профессионализма от хирургов и хорошего оснащения операционной.

Операция прошла успешно, пациент быстро восстановился и уже находится дома, вскоре ему можно будет вернуться к обычным занятиям.

Как сообщалось ранее, ежегодно врачи Амурской областной клинической больницы проводят 13 тысяч операций, в неделю совершается порядка 150 хирургических вмешательств по разным профилям.

Саратовскому Минздраву пригрозили уголовным делом за дефицит льготных лекарств

Первый зампрокурора Саратовской области Иосиф Минеев пригрозил министру здравоохранения региона Наталье Мазиной уголовным делом за дефицит препаратов, напомнив о недопустимости перерывов в обеспечении пациентов льготными лекарствами, передаёт Vademecum.

Началось всё с того, что отец больного ребёнка обратился в местное издание и рассказал, что его сыну необходим дорогостоящий и не имеющий аналогов препарат Энплейт, но в Минздраве отказались обеспечить пациента лекарствами, сославшись на его отсутствие.

После выхода публикации в областном Минздраве сообщили, что взяли ситуацию на контроль, выдали мальчику одну пачку лекарства и пообещали снабдить месячным запасом. В ведомстве также заверили, что возьмут на контроль закупку препарата на следующий год.

Прокуратура Саратовской области заинтересовалась данной ситуацией и начала проверку, после которой уведомила главу Минздрава Наталью Мазину, что лекарственное обеспечения мальчика взято под прокурорский контроль, и ухудшение состояния здоровья ребенка обернется для виновных уголовным преследованием.

Напомним, что Наталья Мазина заступила на пост главы Министерства здравоохранения 8 октября этого года, до неё ведомство возглавлял Владимир Шульдяков.

Как сообщалось ранее, директор НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента Департамента здравоохранения города Москвы Давид Мелик-Гусейнов рассказал НСН, почему в России возникла нехватка детских форм многих лекарств

.

В РФ утвердили временный порядок ввоза незарегистрированных лекарств от рака

Правительство России утвердило временный порядок ввоза на территорию страны незарегистрированных биомедицинских клеточных препаратов, которые используются для лечения онкологии, клинических исследований или для регистрации, передаёт Интерфакс.

Новый порядок начнёт действовать с первого ноября этого года и по 30 апреля 2019 года.

Ранее ввоз незарегистрированных БМКП в страну был ограничен. Теперь в РФ в соответствии с новыми правилами можно будет ввезти три клеточных продукта: ауденцел, элтрапулденцел (используются для иммунотерапии онкологических заболеваний), а также спанлекортемлоцел (стволовые клетки, использующиеся в лечении лимфобластной лейкемии).

Ввозить их на территорию России можно непосредственно производителю и правообладателю (чтобы зарегистрировать их в стране и наладить производство), вузам и научным учреждениям (для организации доклинических и клинических исследований), а также медучреждениям (чтобы помочь конкретному пациенту).

Как сообщалось ранее, Московский эндокринный завод готов производить детские неинвазивные формы наркотических обезболивающих, но для этого ему нужны сведения от Минздрава о количестве нуждающихся в таких препаратах.

Петербургское УФАС заподозрило 13 организаций в картельном сговоре на медицинских торгах

УФАС России по Санкт-Петербургу возбудило дело в отношении 13 организаций, которые подозреваются в картельном сговоре при проведении медицинских торгов.

Об этом сообщила пресс-служба организации.

Возможные признаки картельных сговоров выявлены во время изучения заявления петербургского отделения АНО «Трансперенси Интернешнл-Р» по поводу соглашений, заключённых на торгах на поставку медикаментов и расходных материалов, которые проходили в 2015-2018гг.

Речь идет о более чем 200 контрактах на общую сумму, превышающую миллиард рублей. Указанные контракты были заключены с минимальным снижением начальной (максимальной) цены – от 0,5% до 1,5%.

Как сообщалось ранее, УФАС Москвы обнаружило признаки создания картельного сговора при аукционах между ООО «Медтех», ООО «Химфарм», ООО «Фармхим» и ООО «Медфармхим». Общая начальная максимальная цена по всем контрактам составила 94,2 млн руб.

Пермский суд признал незаконным перевод санитарок в уборщицы

Пермский краевой суд признал незаконным перевод санитарок на ставки уборщиц, что решил сделать Минздрав Прикамья, передаёт «URA.RU».

В этом году в детском санатории для больных туберкулезом «Росинка» (Соликамск) всех санитарок перевели на ставки уборщиц со значительным снижением зарплаты. Пять женщин из 22 отказались принять новые условия и были сокращены. Однако они при поддержке движения «Здоровье нации» (возглавляет его общественник Дмитрий Омутных) обратились в городской суд. В итоге женщин восстановили на работе в качестве санитарок, плюс им присудили значительные компенсации (по несколько десятков тысяч рублей).

Руководство «Росинки» обратилось в краевой суд с апелляцией и попыталось оспорить решение первой инстанции. Одна из санитарок Регина Кудымова рассказала «URA.RU», что накануне краевой суд занял сторону сокращенных сотрудниц. Рассмотрены две апелляции из четырех (пятая санитарка сама уволилась и вообще уехала из Соликамска).

«В суде представителей минздрава напрямую спрашивают: вы орган государственной власти или коммерческая структура? Задают вопрос: ради чего любой ценой пытаются избавиться от сотрудниц? Ответить минздраву нечего», — говорит Кудымова. Она добавила, что сейчас в санатории работают четыре санитарки. При этом уборщики (бывшие санитарки) зачастую выполняют аналогичную работу, но получают низкую зарплату и теперь тоже намерены отстаивать свои права.

В минздраве Прикамья получить комментарий пока не удалось. Ранее ведомство поясняло: санитарок сокращают во многих медучреждениях, чтобы разграничить функции медсестер и уборщиков. Однако общественники заявили, что увольнения связаны с попыткой сэкономить средства на оплате труда: санитарки относятся к медперсоналу, которому во исполнение «майских» указов президента необходимо повышать зарплату. А уборщики в эту категорию не входят. Аналогичный конфликт имел место в Томской области — там «зарплатную» версию увольнений выдвинула даже прокуратура.

Жительницы Соликамска создали прецедент, доказав незаконность увольнений. После этого и другие бывшие санитарки выразили желание добиться справедливости, однако в большинстве случаев сроки исковой давности по их трудовым спорам истекли.

Как сообщалось ранее, прокуратурой Ленинского района г. Томска проведена проверка соблюдения НИИ кардиологии ФГБУ «Томский национальный исследовательский медицинский центр Российской Академии Наук» трудового законодательства.

«Иммунные препараты – не панацея, но мы стоим на пороге новых достижений»

Член правления Российского общества клинической онкологии (RUSSCO), заведующая отделением химиотерапии НМИЦ онкологии им. Н. Н. Блохина Елена Артамонова рассказала АиФ о значении новых иммунных препаратов при уничтожении рака, а также о ближайшей перспективе развития лечения онкологии.

Нобелевские лауреаты этого года выявили механизмы, с помощью которых раковая опухоль обманывает иммунную систему человека и нашли способ заставить иммунитет увидеть её и начать бороться.

«До недавнего времени единственным способом лекарственного лечения злокачественных опухолей была химиотерапия, достаточно тяжело переносимая пациентами и чреватая многими побочными эффектами. Но благодаря открытиям учёных, отмеченных в этом году Нобелевской премией, у традиционного способа лечения рака появилась реальная и в некоторых случаях более эффективная альтернатива – иммунотерапия», — отметила эксперт.

Иммунитет играет важную роль в развитии злокачественных новообразований. Ведь именно нарушения в его работе способствуют бесконтрольному размножению клеток раковой опухоли. Ранее учёные не знали, как эффективно воздействовать на иммунную систему, чтобы она, наконец, смогла распознать клетки опухоли и приняться за их уничтожение. Джеймс Эллисон и Тасуку Хондзё смогли изменить это при помощи своего открытия.

Сегодня уже существует большой ряд иммунных препаратов, а несколько сотен других (в том числе и отечественных) готовятся выйти на фармацевтический рынок. Это даёт реальный шанс пациентам (даже с раком 4‑й стадии) на то, что их болезнь перейдёт из разряда безнадёжных и неизлечимых в разряд хронических заболеваний.

«И хотя до полной победы над раком ещё далеко да и иммунные препараты не панацея, так как подходят далеко не всем больным (многое зависит от характеристики опухоли), тем не менее мы стоим на пороге новых достижений, благодаря которым иммуноонкология будет главным направлением в лечении злокачественных опухолей в ближайшие годы», — добавила специалист.

Как сообщалось ранее, онколог Николай Жуков рассказал, почему иммунотерапия, за разработку которой учёные получили Нобелевскую премию, помогает онкобольным на последних стадиях заболевания. То, что опухоли способны избегать иммунного «надзора», продолжая жить и размножаться в организме больного, несмотря на наличие на них потенциальных мишеней для иммунной атаки (опухолевых антигенов), было известно давно. Ученые предполагали, что опухоли каким-то образом удается обмануть иммунитет, прекрасно уничтожающий внешних агрессоров (бактерии, вирусы, чужеродные ткани), но не замечающим при этом растущую опухоль. Но вот механизм этой маскировки до недавнего времени оставался неизвестен на протяжении многих лет, в течение которых все попытки врачей «разбудить» противоопухолевый иммунитет оставались безуспешными.

«Медицинское сообщество не понимает врачей, которые работают в паллиативной медицине»

В скором времени в Тюмени появится детское отделение паллиативной медицинской помощи. О том, что в городе необходимо открыть учреждение, способное помочь особенным детям, задумались в департаменте здравоохранения региона. Свои двери государственное отделение, формирующееся на базе санатория «Верхний Бор», должно распахнуть для первых пациентов уже до конца октября.

Разобраться с организационными вопросами вызвались врачи, которые работают с паллиативными пациентами уже не первый год. Одной из них оказалась анестезиолог-реаниматолог, директор автономной некоммерческой организации «Помоги жить» Марина Процкая. Она рассказала medrussia.org о том, какой путь прошли доктора, решившие взять на себя ответственность помогать детям с неизлечимыми заболеваниями, как им удается совмещать эту деятельность с основной работой и почему медицинское сообщество и чиновники не принимают паллиативных докторов.

С чего все началось

Изначально мыслей об открытии организации, в которой родители паллиативных детей могли бы получать какую-то поддержку, вовсе не было. Было лишь желание помогать.

Первой всерьез об этом задумалась педиатр, торакальный хирург Областной клинической больницы № 1 Наталья Машкина, которая столкнулась с большим количеством детей с неизлечимыми заболеваниями в отделении. Именно она, по словам Процкой, «заразила» ее полтора года назад идеей уделять больше времени особенным маленьким пациентам. Так врачи начали находить единомышленников в своих кругах и консультировать родителей детей по разным вопросам, выезжая к ним на дом.

По словам анестезиолога, паллиатив – новая тема, неизвестная ни пациентам, ни врачам, и для того, чтобы восполнить пробелы в знании, необходимо обучать родителей и самим развиваться в этом направлении.

«Не все же может купить для детей Департамент. Он в основном нацелен на то, чтобы приобрести высокотехнологичное оборудование: аппараты искусственной вентиляции легких, кислородные концентраторы, различные аспираторы. А на все остальное – расходники, психологическую и юридическую помощь – департамент не может выделить много средств, поэтому мы взяли на себя эту консультативную работу, чтобы родители в этих семьях знали, куда идти, к кому обращаться, что можно и нельзя получить», — говорит врач.

Летом прошлого года медики уже всерьез начали задумываться, что необходимо организовать систему таким образом, чтобы она нормально функционировала. Департамент был не против, и поэтому уже осенью врачи выбирали форму, по которой они будут в дальнейшем работать. В итоге, было решено создать автономную некоммерческую организацию. И уже в феврале этого года все юридически оформленные документы были получены.

В настоящий момент в организации трудятся три доктора, юрист, несколько дизайнеров и журналист. Все они работают на волонтерских началах.

Сарафанное радио

Как отмечает директор организации, в основном все лежит на плечах врачей-волонтеров. Именно они выезжают на дом к паллиативным детям после работы на личных машинах. К счастью, мир не без добрых людей, поэтому финансово медикам помогают спонсоры. Вернее даже не им, а детям.

«Это адресная помощь. Когда у нас появляется ребенок, остро нуждающийся в чем-либо – в питании, в расходниках, в каких-то аппаратах необходимых этому ребенку для жизнедеятельности – мы об этом повествуем на своих страничках в социальных сетях, и появляются физические и юридические лица, которые нам помогают деньгами. На эти средства мы покупаем детям все, что требуется».

Процкая говорит, что таким семьям, кроме всего прочего, очень не хватает информации. Заметить это удалось еще в Федеральном нейроцентре в Тюмени, где она работала анестезиологом и часто встречалась с детьми, страдающими онкологическими и нейрохирургическими заболеваниями. Именно там в первое время и приходилось помогать пациентам хотя бы информативно. А потом родители этих детей рассказывали другим семьям, столкнувшимся с похожими проблемами, о врачах, которые могут помочь. Так сработал эффект сарафанного радио. И медики начали выезжать к больным на дом. В настоящее время под опекой организации находятся 12 семей, в которых дети имеют паллиативный статус.

«До того, как создали организацию, я посещала их как врач-консультант: обучала и обучаю родителей уходу за детьми, трахеостомами, гастростомами, как правильно подключать питание, проводить аспирацию. То есть такие вещи, которым их поликлиника не научит. Мы проводили беседы по поводу того, как этих детей развивать, возможно ли это, ну и вообще психологическая поддержка на нас и на мне тоже, — рассказывает анестезиолог. – Сейчас, с появлением организации, я занимаюсь еще дополнительными вопросами. Ко мне поступают заявки от родителей, мы их распределяем, кто и когда сможет осмотреть детей, кто в чем нуждается, а после я нахожу дистрибьюторов, спонсоров, которые помогают нам приобретать то, что необходимо ребенку и семье».

При всем этом, по ее словам, совмещать основную работу с волонтерской деятельностью, совсем не сложно. Важно лишь правильно распланировать свое время, и его хватит и на работу, и на благотворительность, и на семью.

К слову, с паллиативными семьями, находящимися под опекой организации, есть определенные договоренности по времени. Если что-то экстренное, они могут звонить врачам до девяти вечера, а если планово – то обычно возникший вопрос медики стараются решить в течение дня. Чаще всего родители звонят проконсультироваться, так как сотрудники организации не могут проводить процедуры – на то нет лицензии.

Кроме того, в настоящее время организация начала разрабатывать для семей «Алгоритм действий в ЧС», где отображается вся необходимая информация для врачей «скорой» помощи и маршрутизации детей в случае, если вопрос не удается решить в плановом порядке.

Не выдерживают

Врач с 10-летним стажем подчеркивает, что каждый ребенок индивидуален по своей структуре, по своему заболеванию. Но был один достаточно печальный опыт, который отложился в памяти медика.

Дело в том, что докторам-волонтерам не удавалось найти точек соприкосновения с педиатром ребенка для коррекции назначения наркотических препаратов. Сами они не могли этого сделать, но хотели проконсультировать врача.

«Нам очень хотелось, чтобы доктор пересмотрел схему и назначил другие дозировки, но, к несчастью, с педиатром у нас не сложилась конструктивная работа и ребенок умер, испытывая выраженный болевой синдром. Мы надеемся, что в будущем у нас таких ситуаций станет меньше, как минимум, может и не будет совсем, — говорит она. — Сейчас департамент маршрутизацию данных детей разработал, и в поликлиниках начинается обучение педиатров. Я надеюсь, что они все-таки будут более лояльно относиться к нам, некоммерческим организациям, которые хотят помочь. Мы же не хотим помешать, мы хотим помочь».

Врач признается, что на заре своей молодости, когда она только начинала работать анестезиологом, у нее были максималистические понятия, что нужно обязательно всех вылечить и довести до здорового состояния, но со временем взгляды начинают меняться.

«Когда я начала работать в нейроонкологии – где были пациенты с очень тяжелыми заболеваниями и с большими последствиями – там уже образ мышления перестроился, и я поняла, что во многих случаях самое важное не здоровье, а комфорт этого пациента. Чтобы он мог дальше комфортно жить, даже если у него есть какие-то повреждения, которые восстановить невозможно. И когда приходит вот это понимание, что нужен комфорт, тогда и приходит понимание самой структуры паллиативной помощи, что взрослым, что детям.

На этом этапе сейчас я стараюсь не привязываться к пациентам. Да, мы их всех любим, за всеми смотрим, хотим, чтобы каждый ребенок получил долю нашего внимания и родители тоже, но так, чтобы ближе к сердцу принять, этого нет. Из каждой ситуации и каждой семьи мы стараемся вынести полезное, что бы могло в дальнейшем помочь избежать каких-то вопросов, либо решить их быстрее. Мы сейчас относимся к этому профессионально. Если раньше у нас были смешанные чувства, и мы их проявляли по отношению к пациентам и семьям, то сейчас я практически не замечаю этого за своими коллегами, все стараются работать на профессиональном уровне».

Врач считает, что, если бы пациентам со сложными диагнозами придавалось слишком большое эмоциональное значение, невозможно было бы работать. На ее памяти было несколько сотрудников, которые не справлялись эмоционально и уходили из паллиатива. Часто они примеряли ситуацию на себя или своих родственников, начинали переживать и в итоге не выдерживали.

Трудности до и после

По словам врача, когда организация еще не существовала, врачам приходилось сталкиваться с множеством проблем и трудностей. Например, по ее словам, медицинское сообщество не до конца понимает докторов, которые работают в паллиативной медицине.

«Это какое-то неприятие со стороны медицинского сообщества. Они считают, что для детей и взрослых медицина же все сделала, зачем еще что-то делать. Есть такая группа и в медицине, и в чиновничьих кругах тоже есть».

Поэтому первое, с чем столкнулись медики, это то, что их нигде не принимали и не хотели идти на контакт. Приходилось все делать самим и пробиваться.  Второе – это недостаток информации именно на русском языке. По мнению Процкой, иностранная литература не применима к нашим российским реалиям. За рубежом все развиваться совсем иначе и а «у нас свой путь и это тоже нужно принимать во внимание».

Когда появилась организация, вопросов стало больше. В настоящий момент врачи стараются найти точки соприкосновения с медицинским сообществом, с Департаментом здравоохранения, и «пока это идет достаточно вязко, потому что все опираются на закон, а закон еще не совершенен в этом направлении». Да и чтобы привлечь какие-то средства от спонсоров, все должно быть юридически оформлено. В скором времени запустится сайт, который уже долго время находится в проработке.

«Самое важное сейчас, чтобы наши дети, семьи, чтобы наша Тюменская область получила информацию, что мы есть, потому что родители не знают, куда бежать. Мы можем хотя бы консультативно помочь. Доктора знают, к кому можно обратиться и проконсультироваться, но этого мало. Надо развивать. Я надеюсь, что отделение, которое на Верхнем Бору формируется, будет с нами сотрудничать и вместе мы больше сможем помочь паллиативным детям», — заключила директор автономной некоммерческой организации «Помоги жить» Марина Процкая.

Как сообщалось ранее, в Тюмени на базе санатория «Верхний Бор» до конца октября откроется детское паллиативное отделение, палаты которого будут оборудованы всем необходимым для достойного проживания детей без реабилитационного потенциала.

«Мы не маньяки в белых халатах, под настроение убивающие детей»

Вологодский суд приговорил анестезиолога-реаниматолога БУЗ ВО «Вологодская ОДКБ» к двум годам лишения свободы в колонии-поселении, признав его виновным в смерти пятилетней пациентки. Коллеги доктора уверены в его невиновности и просят помочь общественность спасти врача от несправедливого вердикта.

В Вологодской ОДКБ в феврале 2017 года скончалась пятилетняя девочка. Её отец обратился в правоохранительные органы, посчитав врачей виновными в гибели ребёнка из-за некачественно оказанной медицинской помощи.

Следователи установили, что «объём оказания медпомощи был неполным и несвоевременным», поэтому 8 октября суд признал врача виновным и приговорил его к двум годам лишения свободы и 2,6 года лишения права заниматься медицинской деятельностью.

Коллеги врача встали на его защиту, отзываясь о приговорённом как об отличном специалисте, владеющим уникальными методиками лечения детей с онкологией.

Суд не учёл мнение медицинских экспертов, которые утверждали, что действия врача были правильными, а летальный исход наступил из-за сопутствующей патологии – порока сердца.

Доктора вологодской больницы обратились в Лигу защиты врачей, составив коллективное обращение к общественности. На своей странице в Facebook его разместил руководитель Лиги Семён Гальперин.

Приводим его полностью:

«Уважаемые родители наших настоящих, бывших и будущих пациентов!

Коллектив БУЗ ВО «Вологодской областной детской клинической больницы» обращается к вам с мольбой о помощи и поддержке.

8 октября 2018 года состоялось судебное заседание, на котором огласили приговор в отношении врача анестезиолога-реаниматолога нашей больницы. С нашей точки зрения и с точки зрения наших коллег (практикующих врачей и представителей кафедры анестезиологии-реаниматологии Санкт-Петербургского государственного педиатрического университета), приговор абсурдный и несправедливый. В суде не были учтены ни показания приглашенных экспертов, ни результаты повторной экспертизы истории болезни. Позиция прокуратуры отличалась жесткостью и явным нежеланием разбираться в истинной причине произошедшего.

Да! Погиб ребенок! Это трагедия, которую невозможно пережить родителям! Нам искренне жаль, что мы не смогли помочь в данной ситуации. Но мы – не Боги! К сожалению, бывают случаи, когда помочь ребенку невозможно в силу объективных причин (тяжелая сопутствующая патология, длительность заболевания, самолечение и т. д.). Никто из персонала детской больницы никогда не отказывал нашим маленьким пациентам в помощи, сострадании, поддержке. Мы всегда делаем все и даже больше, всегда!

Возможно, у нас не всегда находится время на то, чтобы улыбаться вам, но у нас всегда найдется время улыбнуться вашему ребенку, когда вас не будет рядом! Найдется время подержать его за руку, успокоить его, вселить в него надежду на лучший исход!

После оглашения приговора часть врачебного персонала начала задумываться об уходе из профессии. И это немалая часть! В основном это опытные врачи, которые обладают колоссальным опытом и обучают молодых коллег! И это решение неизбежно придет в голову каждого из нас, если приговор вступит в силу! У нас у всех есть дети и мы хотим быть на свободе! Обратите внимание на нас! Мы просим не закрыть глаза на нашу ошибку, а разобраться в том, что произошло и понять, что ошибки не было!

Сейчас мы готовимся к апелляции! Но, видя отношение к нам органов следствия, мы не верим в справедливое решение суда! Одно то, что прокурор просит взять врача под стражу в зале суда «в связи с его опасностью для общества» говорит о настрое следствия! Как врач может быть опасен? Кто мы для них? Маньяки в белых халатах, которые под настроение убивают детей?

Прессинг, оказываемый на нас, огромен! У нас остался один шанс — шанс на то, что вы услышите нас и поддержите!!! Мы верим, что поддержите, хотя чаще всего вы не на нашей стороне! Поверьте! Мы любим свою работу, мы любим детей. Мы боимся лишь одного — если мы не получим поддержки населения сейчас, то потом будет слишком поздно! Если сейчас врач получит реальный срок, если он будет признан виновным будет пройдена «точка невозврата» для большинства из нас.

Следственный комитет поймет, что мы абсолютно беспомощны перед ними, мы окончательно убедимся в том, что нас некому защитить! Врачи начнут массово писать заявления на увольнение! Потому что у нас тоже есть дети, потому что мы тоже хотим жить, потому что нам надоело терпеть унижения и оскорбления…. Но самое печальное, что пострадают от этого лишь наши маленькие пациенты! Задумайтесь! У вас есть шанс повернуться к нам лицом! Возможно, последний! Мы просим вас сделать это! Не оставляйте нас один на один с нашей бедой, чтобы в будущем не остаться один на один с болезнью.

С уважением и надеждой, коллектив БУЗ ВО «ВОДКБ»».

Как сообщалось ранее, врачебное сообщество Волгограда выступило против приговора пластическому хирургу Марсело Нтире, которого приговорили к трём годам лишения свободы за несчастный случай. Началось всё с того, что молодая девушка обратилась в клинику «Изабелла» к доктору Марсело Нтире для изменения формы подбородка. Это операция, которая проводится в амбулаторных условиях под местной анестезией.

Онколог: У нас нет такой роскоши, как повторный приём, а пациенту он нужен

Заместитель главного врача Городского онкологического диспансера Санкт-Петербурга Павел Борисов рассказал Доктору Питеру о страхах пациентов перед лечением рака.

В терминологии ВОЗ комплаенс — это соблюдение рекомендаций врача пациентом. От него напрямую зависит успех в лечении: грамотно выстроенный курс многоэтапного дорогостоящего лечения может оказаться бесполезным, если пациент не слышит или не хочет слышать рекомендации своего врача.

«На мой взгляд, понятие «комплаенс», то есть приверженность лечению – более широкое, чем просто соблюдение рекомендаций. Оно характеризует взаимоотношения между врачом и пациентом, которые зависят, прежде всего, от доверия, а точнее восприятия пациентом врача.

Пациент может принять решение не соблюдать рекомендации по разным причинам: из-за недооценки тяжести своего состояния, уверенности в бесперспективности лечения, опасения побочных эффектов терапии. Задача врача – убедить его в том, что он не прав, что он несет ответственность за выполнение рекомендаций, несообщение о негативных симптомах, побочных явлениях, потому что все это может негативно сказаться на течении заболевания и в итоге на результате. Врач выполняет огромную работу — помогает организму, но без участия владельца этого самого организма успех в лечении невозможен, и его работа будет напрасной.

Если взаимопонимание достигнуто, можно считать, что ключ к успеху в лечении заболевания найден», — отметил врач.

По словам доктора, во всем мире, а в России особенно, проблема комплаенса онкологических пациентов преодолевается с большим трудом. Во-первых, из-за страха перед диагнозом, во-вторых, из-за того, что врач не может четко объяснить пациенту проблемы, связанные как с заболеванием, так и с планируемым лечением.

Если ему удастся донести информацию о том, что может происходить в процессе и после хирургического, химиотерапевтического, радиологического лечения, пациент будет готов к его возможным побочным эффектам. А готовность к ним означает, что психологически ему будет легче их переносить, и можно в более ранние сроки назначать профилактические меры для снижения негативного эффекта от «побочек». А это приведет к уменьшению степени их выраженности.

Кроме того, пациенту необходимо объяснять, что выполнение рекомендаций должно быть абсолютно точным. Если нельзя делать необоснованные перерывы в лечении, значит нельзя. Потому что есть такие заболевания, что протекают молниеносно, например, лимфома или рак яичка. Если при раке яичка делать перерывы между циклами в химиотерапии больше, чем требуется, всего на один день, это ставит под вопрос выживаемость пациента. В то время как при соблюдении рекомендаций онколога излечение заболевания может достигать 100%.

«Онкология — одна из базовых медицинских наук, как терапия, например, или хирургия. Но в вузах ей уделяется очень мало времени в сравнении с другими дисциплинами. Отсюда и отношение к онкологии у врачей разных специализаций — не онкологов. В их представлении рак фатальное заболевание. Но это давно уже не так. Пациент с онкологическим заболеванием может жить десятилетиями», — пояснил онколог.

По словам Павла Борисова, когда речь идет об очень запущенном онкологическом процессе, вопрос «лечить или не лечить?» очень сложен, как для врача, так и для пациента. Есть ситуации, в которых приходится выбирать: проводить специфическое лечение, которое может сократить продолжительность жизни, либо назначить симптоматическое лечение, направленное на улучшение ее качества. То есть пациент проживет с лечением столько же, сколько и без лечения, но с хорошим качеством жизни, при своевременном и правильном подборе обезболивающих препаратов.

«Но, когда мы говорим о любых других формах и стадиях онкологической болезни, у нас есть утвержденные Минздравом рекомендации, созданные с учетом всероссийского и мирового опыта. Их использование статистически значимо увеличивает продолжительность жизни. Врач выбирает схему лечения из тех вариантов, что уже помогли пациентам с аналогичной патологией. Да, многие из них имеют побочные эффекты, но они не так тяжелы в сравнении с осложнениями, которыми чревато основное заболевание. И он должен донести эту информацию до пациента, который не готов бороться за свою жизнь или не верит в установленный диагноз.

Человек боится лечиться, потому что не хочет ухудшения самочувствия, связанного с приемом токсических химиопрепаратов, но ухудшение наступит из-за того, что он этих препаратов не получил: например, начнется опухолевая интоксикация, когда, опухолевая масса достигла критических параметров и отравляет организм; или проявление органной недостаточности (печеночной, почечной), что тоже, естественно, сказывается на самочувствии пациента. Это болевой синдром, возникающий, когда опухоль поражает периферические нервы либо мешает пациенту передвигаться, вызывает различные костные изменения, в том числе переломы. Чтобы этого не происходило, требуется искусство врача, который может грамотно и доходчиво объяснить пациенту, что его ждет в одном и в другом случае, а пациент должен положить на весы осложнения от лечения и осложнения от болезни.

Впрочем, есть разные типы пациентов. Есть такие, которые сами хотят лечиться и готовы принимать все на свете. Наша задача вовремя их остановить, потому что гиперлечение еще хуже, чем его отсутствие. Есть пациенты, которым безразлично. Такому человеку нужно объяснять, что его жизнь и здоровье — это его ответственность перед всеми — перед собой, перед близкими людьми, которыми он дорожит и которые им дорожат, перед медицинскими работниками, которые приложили много сил, чтобы помочь ему справиться с серьезной болезнью», — объяснил доктор.

Он рассказал, что всё лечение человеку назначается в стационаре и там пациент раз в несколько месяцев получает лекарства на руки, чтобы избавить его от хождения по льготным аптекам.

Одна из задач районного онколога — контроль лечения: своевременная диагностика при участии специалистов, которые занимаются лечением этого пациента в специализированной клинике. У нас одна цель — продлить жизнь человеку. При правильной расстановке приоритетов, как врачами, так и пациентами, это достижимая задача.

«Хотя, очевидно, что времени, отведенного на прием онкологического пациента явно недостаточно. Например, по результатам обследования у человека с подозрением на онкологическое заболевание, мы выявляем рак. От момента, когда озвучивают диагноз, всю последующую информацию пациент уже не воспринимает. Но именно тогда врачи и пытаются объяснить, что это за заболевание, не осознавая часто, что человек в этот момент ничего не понимает. Оптимально – постараться донести до него, что варианты лечения есть, надежда есть, и назначить повторную явку через несколько дней. Объяснять, что и как делать, нужно на приеме длительностью, как у психолога, не менее 40-50 минут. Но такой роскоши, как повторный прием у нас нет вообще.

А пациенту очень нужна информация о мерах, которые он должен предпринять, о диете, о группах поддержки, которые ему могут помочь. О видах лечения, которые существуют, о специалистах, которые будут полезны, о дообследовании и о том, что все далеко не безнадежно», — пояснил врач.

«Официальная медицина вошла в ту фазу, когда лечение очень эффективно. То есть нельзя уже относиться к диагнозу «рак» как к приговору. Практически все ранние стадии заболевания излечимы, причем учитывая уровень современных хирургических и радиологических вмешательств, пациент может через несколько недель вернуться к обычной жизни», — заключил эксперт.

Как сообщалось ранее, д.м.н., профессор, руководитель лаборатории иммуногистохимической диагностики опухолей Республиканского клинического онкодиспансера Минздрава Татарстана в Казани Семён Петров рассказал о методах диагностики опухолей. По его словам, постгеномные технологии сильно влияют на развитие медицины, так как охватывает все её направления, за исключением психиатрии.

Врачи отрицают "депутатскую" теорию о детском раке из-за WI-FI

Нет ни одного доказанного исследования, которое бы подтвердило влияние Wi-Fi-излучения на развитие онкологии у ребёнка. Такое мнение высказал хирург онколог Андрей Пылев, передаёт 360.

Ранее депутат Госдумы от ЛДПР Иван Сухарев призвал ограничить использование роутеров в образовательных учреждениях и заменить его на проводной интернет, так как Wi-Fi вызывает развитие онкологии у ребёнка.

Врач высшей категории Лариса Алексеева считает, что излучение от роутера действительно оказывает воздействие на организм ребёнка: приводит к снижению работоспособности, замедляет мозговую активность, моторику и реакцию ребёнка.

Однако, по её мнению, сам Wi-Fi не вызывает онкологии у детей, но опухоль может возникнуть на фоне общего ослабления организма. Он считает, что роутер нельзя вешать в комнате, где ребенок спит и проводит много времени.

С подобным мнением не согласен главный врач-онколог Европейской клиники хирургии и онкологии Андрей Пылев. Он рассказал «360», что в настоящий момент нет ни одного доказанного исследования, которое подтвердило бы теорию влияния Wi-Fi на организм ребенка.

Онколог отметил, что данная инициатива напоминает недавний ажиотаж вокруг мобильных телефонов, которые также якобы провоцируют возникновение опухоли. «На мой взгляд, это абсолютно безосновательно. Нет никаких оснований утверждать такие вещи», — подытожил Пылев.

Миф о влиянии Wi-Fi на здоровье опровергнут в нескольких серьезных исследованиях. Зарубежные ученые утверждают, что Wi-Fi не может вызвать тяжелого заболевания ни у детей, ни у взрослых. Объяснение этому простое: Wi-Fi действует в диапазоне от двух до пяти гигагерц — примерно так же, как и мобильные телефоны.

Всемирная организация здравоохранения провела глобальное исследованиев начале 2000-х годов: в течение шести лет специалисты изучали влияние излучения от мобильных телефонов на организмы десятков тысяч людей по всему миру. Выяснилось, что изменения клеток начинаются далеко за пределами возможностей радиоволн мобильных телефонов. А от беспроводного интернета фонит чуть меньше, чем от смартфонов.

В 2013 году ученые из Американского онкологического общества опубликовали результаты исследования Wi-Fi в научном журнале Journal of Radiation Safety. В статье говорилось, что излучение беспроводной Сети располагается в низкоэнергетическом секторе электромагнитного спектра. Таким образом, волны действительно могут перемещать атомы в молекуле, но не могут менять их структуру, заявили ученые.

Как сообщалось ранее, депутат Госдумы от партии ЛДПР Иван Сухарев призвал запретить или ограничить Wi-Fi  детских учебных учреждениях, так как он пагубно влияет на здоровье и способствует развитию онкологии.

Российский Минздрав – категорически против легализации лёгких наркотиков

Министерство здравоохранения России выступило категорически против легализации лёгких наркотиков. Об этом заявила глава ведомства Вероника Скворцова, передают РИА Новости.

«Мы категорически против этого выступаем. И все передовые силы, в том числе «актив» — Организация Объединенных Наций, тоже против легализации легких наркотиков», — заявила министр в четверг в интервью радиостанции «Вести ФМ«.

Также, говоря об опыте других государств в легализации подобных наркотиков, Скворцова подчеркнула, что любые препараты, которые «модифицируют ментальные и эмоциональные функции человека, вредны, их можно использовать для лечения, но кратковременно и под контролем врача для того, чтобы выводить из каких-то психологических состояний, но не более того».

Как сообщалось ранее, Минздрав намерен запретить рекламу противомикробных лекарств — среди них в том числе популярные леденцы от боли в горле. Рекламные площадки в итоге могут лишиться минимум 1,5 млрд руб. в год.

В закрытых городах России не хватает врачей и оборудования

Эксперты Общероссийского народного фронта (ОНФ) провели опрос в закрытых административно-территориальных образованиях (ЗАТО) по поводу состояния здравоохранения.

Об этом сообщила пресс-служба ОНФ.

В общей сложности мониторинг коснулся 20 закрытых городов. В нём приняли участие не только пациенты, но и более 60 экспертов – представителей медицинской общественности, НКО, муниципального управления.

Больше трети опрошенных жителей (39%) считают качество услуг в местных медучреждениях хуже, чем в других городах. 28,7% граждан, напротив, уверены, что ситуация здесь отличается в лучшую сторону. Остальные затруднились ответить на этот вопрос. Больше всего респонденты довольны работой стационаров и скорой помощи, меньше всего одобряют услуги поликлиник и педиатрических служб.

Оценки доступности медпомощи еще менее оптимистичны. Самой острой проблемой здравоохранения остается дефицит квалифицированных специалистов – на это указали 37% опрошенных пациентов. О нехватке в целом всех врачебных кадров говорили 22% горожан – из-за этого скапливаются очереди пациентов, очень трудно попасть на прием. Также сложно получить высокотехнологичную медицинскую помощь и бесплатные лекарства. Еще одна серьезная проблема – медучреждения плохо оснащены современным оборудованием и препаратами. На это указали 16,7% участвовавших в опросе пациентов. Что касается лекарственного обеспечения, то 58% респондентов пожаловались на высокие цены в аптеках.

Мнение горожан полностью совпало с оценками экспертного сообщества. Они говорили о самых больных местах регионального здравоохранения: кадровый дефицит и нехватка прежде всего узких специалистов. Медицинские работники нуждаются в повышении квалификации. Кроме того, врачебные кадры стареют, так как молодежь уезжает из-за низких зарплат и отсутствия дополнительных льгот, а на смену им никто не приходит. Устаревает и медицинское оборудование, не хватает современных приборов для диагностики.

В то же время опрос показал, что в этой сфере наметились и положительные тенденции. Так, среди приятных изменений жители назвали появление электронной регистратуры и возможности записаться на прием к врачу дистанционно. Почти треть опрошенных считают, что работа регистратуры в целом изменилась к лучшему. 21,9% респондентов утверждали, что время ожидания в очереди к врачам поликлиник, наоборот, заметно сократилось. 20,3% говорили об уменьшении очередей в процедурные и физиотерапевтические кабинеты.

«В 2016 году подобный опрос уже проводился. И если сравнить результаты, то становится понятно, что проблемы доступности медпомощи в целом остались такими же. Да, наметилась положительная динамика, в том числе в амбулаторном звене. Но самые острые вопросы пока еще не решены. Это нехватка узких специалистов, отсутствие притока молодых врачей, а также устаревание оборудования. В целом опрос показал, что говорить о высоком уровне удовлетворенности качеством здравоохранения в ЗАТО преждевременно. Необходимо повысить доступность медпомощи для жителей закрытых городов, в том числе услуг узких специалистов, амбулаторного звена, нормализовать лекарственное обеспечение. Эксперты Народного фронта продолжат вести общественный контроль за работой медучреждений в ЗАТО», – прокомментировал эксперт ОНФ, сопредседатель Всероссийского союза общественных объединений пациентов, руководитель Совета общественных организаций по защите прав пациентов в Федеральной службе по надзору в сфере здравоохранения Ян Власов.

Эксперты отмечают, что большинство ЗАТО находится в отдаленных регионах или на севере страны. Специалисты неохотно едут туда, выбирая более комфортные условия для жизни. Ситуацию ухудшает то, что за медико-санитарное обеспечение жителей ЗАТО отвечает ФМБА, поэтому участие в федеральной программе «Земский доктор» для них не предусмотрено. Есть проблемы и с лечением, реабилитацией юных спортсменов. Под контроль ФМБА этот вопрос не попадает, влияние Минздрава и Минспорта здесь ограничивается в основном разработкой нормативных актов. В итоге вся ответственность ложится на руководителей спортивных школ и тренеров. Все перечисленные сложности, на которые указывали участники опроса, в той или иной степени способствуют оттоку населения из закрытых городов.

Эксперты отмечают ряд мер, которые могут улучшить ситуацию в сфере здравоохранения.

«Например, привлечь врачей в эти города помогут субсидии на оплату коммунальных услуг, первоочередное предоставление служебного жилья, мест в детсадах и школах, – отметила представитель Центрального штаба ОНФ, член комитета Совета Федерации по социальной политике Татьяна Кусайко. – Необходимо также активнее привлекать абитуриентов к программе целевого обучения. Улучшить ситуацию способна и телемедицина: когда расстояние становится критическим, с ее помощью можно получить консультации самых профессиональных докторов страны. Однако на покупку нужного для этого оборудования не хватает средств. Чтобы избежать дальнейшего оттока населения, важно прежде всего повысить качество и доступность амбулаторной медпомощи и решить кадровый вопрос».

Эксперт напомнила, что президент России, лидер Народного фронта Владимир Путин в новом «майском указе» поручил правительству РФ при разработке нацпроекта в сфере здравоохранения к 2024 г. ликвидировать кадровый дефицит в медицинских организациях, оказывающих первичную помощь, и обеспечить оптимальную доступность для населения, в том числе для жителей населенных пунктов, расположенных в отдаленных местностях. Кусайко резюмировала, что Народный фронт продолжит контролировать качество и доступность медицинской помощи для жителей ЗАТО.

Как сообщалось ранее, в статье Игоря Шеймана и Светланы Сажиной предложены способы решения вопросов дефицита и избытка разных специальностей врачей, нехватки докторов в сельской местности и сверхнагрузки на участковых терапевтов.

Минздрав поддержал идею компенсации россиянам денег за спортзалы

Минздрав России готов поддержать идею налогового вычета для граждан, посещающих спортзалы в рамках программы по стимулированию здорового образа жизни, передаёт ТАСС.

Замминистра Олег Салагай сообщил, что Минздрав России готов поддержать введение налогового вычета для россиян, оплачивающих занятия фитнесом самостоятельно, так как эта мера стимулирует приверженность к здоровому образу жизни.

Согласно поручению президента РФ Владимира Путина по итогам совместного заседания Совета по развитию физической культуры и спорта и наблюдательного совета Оргкомитета «Россия-2018» правительство проработать возможность распространения социальных налоговых вычетов, предусмотренных статьей 219 Налогового кодекса Российской Федерации, на суммы, уплаченные налогоплательщиком в налоговом периоде за оказанные ему физкультурно-оздоровительные услуги.

«Любое стимулирование здорового образа жизни — это в целом положительная история. Но, разумеется, мы сможем дать более развернутую оценку инициативе после ее внимательного изучения», — сказал Салагай.

Как сообщалось ранее, Минздрав намерен запретить рекламу противомикробных лекарств — среди них в том числе популярные леденцы от боли в горле. Рекламные площадки в итоге могут лишиться минимум 1,5 млрд руб. в год.

Закупки льготных лекарств в России сократились на 20% с начала года

Закупки лекарственных препаратов из программы «Семь нозологий» для льготных категорий граждан за первое полугодие 2018 года сократились почти на треть в упаковках, передаёт Коммерсант.

Объем закупок препаратов для других категорий льготников также упал на 6–7% из-за стагнации расходов бюджета. На нехватку лекарств для пациентов жалуются врачи, однако правительство не планирует увеличивать бюджет на лекарственные закупки для льготников до 2020 года.

С начала 2018 года объем лекарств, которые правительство закупает для льготных категорий граждан, существенно сократился как в стоимостном, так и в натуральном выражении. Такие данные в своем отчете приводит маркетинговая компания DSM-Group. Напомним, сейчас в России льготными лекарствами обеспечены ветераны, инвалиды, неработающие пенсионеры, дети до трех лет, многодетные матери и пациенты с рядом редких заболеваний: 4,7 млн человек обеспечивает бесплатными препаратами (или софинансирует, позволяя приобрести их со скидкой) федеральный бюджет, еще для 8,9 млн человек лекарства покупают или софинансируют региональные бюджеты.

Так, бюджет РФ потратил на программы льготного лекарственного обеспечения в первом полугодии 2018 года 55,1 млрд руб., что на 20,9% меньше в стоимостном выражении, чем за тот же период 2017 года. На эти деньги для льготников приобрели 43,6 млн упаковок лекарств, что на 7,8% меньше, чем в первом полугодии 2017 года (то есть в среднем эта категория лекарств несколько дешевела.— “Ъ”). В основном сокращение финансирования пришлось на лекарства для лечения редких заболеваний из списка «Семь нозологий». На них было затрачено 25,1 млрд руб., что на 36,2% меньше, чем в январе—июне 2017 года. Объем приобретенных препаратов за первые шесть месяцев 2018 года составил 2,5 млн упаковок (в сравнении с аналогичным периодом 2017 года закупки сократились на 22,9%).

Объем госзакупок по программе ОНЛС (все остальные категории получателей) в январе—июне 2018 года составил 30 млрд руб., что также на 1% меньше, чем в аналогичном периоде 2017 года. В натуральном выражении объем препаратов сократился на 6,7% (то есть в этом сегменте в среднем препараты дорожали.— “Ъ”). В итоге в аптеки для льготных категорий граждан завезли 41,1 млн упаковок лекарств.

Как отмечают аналитики агентства, сокращение расходов бюджетов не сделало более дешевые препараты российского происхождения популярнее у закупающих их учреждений. Так, за год доля отечественных препаратов из перечня высокозатратных нозологий сократилась на 11,0%, до 26,8%, в рублях и на 3,7%, до 24,3%, в упаковках (что также свидетельствует о среднем удорожании таких лекарств и может частично объяснять отказ от них медучреждений). В структуре ОНЛС российские препараты за год увеличили свое присутствие на рынке только на 0,7% в рублях (до 27,5%) и на 4,1% в упаковках (до 67,7%).

Ранее Минздрав признал необходимость мониторить наличие льготных лекарств в регионах, отвечая на критику со стороны «Общероссийского народного фронта». 70% опрошенных им врачей в различных регионах заявили о недостаче препаратов для пациентов. Как заявил вчера премьер-министр Дмитрий Медведев, правительство выделит для закупки льготных препаратов дополнительно почти 750 млн руб., однако, как подчеркнул глава правительства, это связано с ростом числа их получателей на 130 тыс. человек за второй квартал этого года. При этом бюджет программы лечения редких заболеваний, несмотря на ежегодный рост числа пациентов на 8–15%, не вырастет до 2020 года.

Как сообщалось ранее, Минздрав намерен запретить рекламу противомикробных лекарств — среди них в том числе популярные леденцы от боли в горле. Рекламные площадки в итоге могут лишиться минимум 1,5 млрд руб. в год.