В Санкт-Петербурге Путин проверил наличие лекарств в одной из аптек

Президент России Владимир Путин в Санкт-Петербурге по дороге с совещания решил заехать в одну из аптек города, чтобы проверить наличие в ней препаратов первой жизненной необходимости, передаёт ТАСС.

Вместе с Путиным в аптеку «Вита-Экспресс» на улице Железнодорожной, 24 заглянули министр здравоохранения России Вероника Скворцова и и. о. губернатора Санкт-Петербурга Александр Беглов.

“Мы ехали с совещания, я предложил остановиться”, – объяснил президент дежурному провизору, которая в этот момент обслуживала покупательницу. Глава государства попросил пригласить заведующую аптекой, чтобы узнать, есть ли в наличии препараты первой жизненной необходимости.

Заведующая Ольга Новикова сообщила, что происходит постоянный мониторинг наличия лекарств из перечня жизненно важных и необходимых препаратов, поэтому они постоянно присутствуют на прилавке. Новикова также рассказала, что аптека принадлежит самарской фирме, которая позиционирует себя как одна из самых дешевых по Санкт-Петербургу.

По ее словам, наценка на лекарства не превышает двух процентов, поэтому аптека, открывшаяся на Железнодорожной улице в марте, уже пользуется популярностью у местных жителей.

Как сообщалось ранее, президент России Владимир Путин провёл совещание с Правительством, на котором призвал предотвращать закупки лекарств по завышенным ценам.

Российские врачи начали сбор средств гематологу Насихову, обвинённому в смерти пациентки

Пермский гематолог Владимир Насихов весной этого года оказался в ситуации, сходной с той, в которую в своё время попала Елена Мисюрина, передаёт KP.RU. 

Он также выполнил пациентке трепанобиопсию костного мозга, а спустя два дня после проведения процедуры она скончалась. Эксперты назвали причиной смерти значительную кровопотерю, случившуюся вследствие неправильного проведения процедуры.

Сам врач себя виновным не считает, утверждая, что если бы причина была в кровотечении, то пациентка скончалась бы через несколько часов после проведения процедуры, а никак не через два дня. Кроме того, вечером после проведения манипуляции, когда состояние женщины ухудшилось, была выполнена операция по перевязке внутренней подвздошной артерии, после которой признаков кровотечения не наблюдалось.

Владимир Насихов также настаивает, что ранее неоднократно выполнял данную процедуру и все заканчивалось благополучно, а в данном печальном случае во всем виновно выявленное заболевание крови.

Врач подавал апелляцию, однако удовлетворена она не была, хотя с Насихова и была снята уголовная ответственностью вследствие истечения срока давности. Но это не освободило его от необходимости выплатить 300 тысяч рублей моральной компенсации семье умершей женщины.

«Я работаю на двух работах – в поликлинике на приеме, дежурю в стационаре, подрабатываю в аптеке. Моей семье надо платить ипотеку, жена в декрете, сыну два года. Еще пришлось взять потребительский кредит на 300 тысяч рублей, чтобы оплатить услуги адвоката», – делится Насихов.

В соцсетях врачи страны массово поддерживают гематолога. Борис Бобров, управляющий партнёр Юсуповской больницы (Москва) в фейсбук-сообществе “В поддержку Елены Мисюриной” объявил о сборе средств в пользу Насихова.

Руководство пермской краевой больницы не имеет оснований для увольнения гематолога. О судьбе решения суда по поводу 16-миллионного иска пока информации нет.

Как сообщалось ранее, врач-гематолог из Перми Вадим Насихов попал под следствие после смерти женщины, которой он сделал процедуру трепанобиопсии для подтверждения диагноза истинной полицитемии.

«Мы не должны продлевать агонию, но должны обеспечить комфортное самочувствие»

Паллиативное отделение районной больницы в Барышево (Новосибирская область) местные жители часто называют хосписом. Персонал больницы сильно не возражает, но поясняет, что между этими двумя понятиями есть разница: это не хоспис, а полноценное отделение, где делают и хирургические операции, и обследования, передаёт ngs.ru.

«Наша задача — обеспечить качество жизни на последних этапах… Не ускорить смерть и не отдалить её — мы не должны продлевать агонию, но должны обеспечить комфортное самочувствие, комфортное пребывание. Болезнь не остановишь, она придёт к закономерному финалу, и этот финал должен быть достойным. По большому счёту это ситуация действительно безнадёжная, человек умрёт от этого заболевания. Но как он умрёт и как долго он проживёт — это уже другой вопрос, — отметил заведующий отделением Юрий Соколов.

Паллиативное отделение занимает довольно большую часть больницы — у него свой вход с улицы. Взрослая часть отделения рассчитана на 30 коек для пациентов с запущенной онкологией, детская — всего лишь на 5 коек, там лежат маленькие пациенты с врождёнными, наследственными болезнями, в том числе сильно недоношенные дети. По словам врачей, очередь на госпитализацию есть, но стационар — это только часть паллиативной службы. Ко многим пациентам бригады выезжают на дом по Новосибирску и Новосибирскому району, к детям они ездят также в Искитим, Бердск и Линёво, реже — в Татарск.

Выездные бригады имеют три автомобиля: два Рено Дастер и Лада Ларгус  Все они подарены спонсорами, так как у государства на это денег нет. Всего же отделению требуется хотя бы шесть машин.

Также дело обстоит с формой персонала – медики покупают спецодежду за свой счёт, хотя зарплаты здесь довольно скромные.

Чуть меньше половины пациентов проходят лечение в стационаре, а потом выписываются домой, где их навещает выездная служба.

«Пребывание тяжёлого больного, онкологического тем более, буквально через короткий промежуток времени делает больной всю семью — это ночные страдания, подай-принеси. А благодаря работе этой (выездной. — Прим. ред.) службы мы начали проводить хорошую, достойную курацию этих больных и своевременно выявлять больных в жизнеопасном состоянии — либо это некупированные, сильные болевые синдромы, сильные истощения или, в конце концов, полное отсутствие ухода», — рассказывает главный специалист региона по паллиативной помощи Роберт Прокопьев.

Психолог отделения Наталья Балацкая рассказала, что у них работал один врач, который позже ушёл работать на скорую помощь и говорит: “Знаете, у меня какое-то странное ощущение. Я не могу понять, что происходит. Я знал, что спас человека и он дальше пошёл жить, и у меня чувство востребованности и удовлетворения. А здесь — я сегодня спас, а он завтра всё равно умер”.

Одна из пациенток паллиативного отделения рассказала, что ей очень повезло с соседкой по палате, с которой они уже живут вместе три месяца. Потому что не всем удаётся здесь надолго с кем-то подружиться, а одиночество причиняет не меньше боли, чем рак.

По словам психолога, тяжелее всего работать с теми, кто совершенно одинок: ему не за что зацепиться, и он просто ждёт, когда вся эта боль закончится.

Как сообщалось ранее, в скором времени в Тюмени появится детское отделение паллиативной медицинской помощи. О том, что в городе необходимо открыть учреждение, способное помочь особенным детям, задумались в департаменте здравоохранения региона. Свои двери государственное отделение, формирующееся на базе санатория «Верхний Бор», должно распахнуть для первых пациентов уже до конца октября.

"Минздрав не обязан": родители диабетиков возмутились словами уральского врача

В Кургане родители детей-диабетиков возмущены словами главного детского эндокринолога Курганской области Алексея Кияева о том, что стандарты медпомощи носят лишь рекомендательный характер, а Минздрав не обязан ничем их обеспечивать, передаёт ura.news.

В Кургане в честь Всемирного дня борьбы с диабетом проходила встреча, на ней местная жительница задала вопрос Кияеву о том, сколько раз в день нужно измерять ребёнку уровень глюкозы и достаточно ли, выделяемой нормы на четыре раза.

«Есть стандарт — четыре определения в день, но это не носит юридического характера. Минздрав не обязан, в принципе, никакого количества обеспечивать. Все это не приказ, это рекомендация», — сказал в ответ Кияев.

Он добавил, что юридической силы приказ Минздрава не имеет, так как он не Департамент, а в жизни этот приказ используется по возможности.

«Каждому человеку четыре раза в день — он имеет рекомендательный характер, это стандарт, необязательный для исполнения», — добавил эндокринолог.

За дополнительными разъяснениями он предложил обратиться к президенту или в правительство.

«Теперь нам открыто заявляют: „Вам никто ничего не должен“. Создается впечатление, что экономия средств ставится во главу угла и все, что невыгодно, списывается со счетов, даже будущие человеческие судьбы», — прокомментировали инцидент в диабетическом обществе Курганской области.

Как сообщалось ранее, сегодня до 90% острых патологий сердца, связанных с ишемической болезнью, можно лечить малоинвазивными рентгенэндоваскулярными методами. Однако между хирургами новой (интервенционной) и старой (классической) формации существует незримая глазу пациента конкуренция.

В экстренной ситуации приходится оперировать за всех специалистов на свой страх и риск

Заведующий хирургическим отделением Глушковской райбольницы в Курской области Вячеслав Душкин рассказал kpravda.ru о том, как он стал врачом, а также на какой риск иногда приходится идти ради спасения пациента.

Он рассказал, что вырос в простой семье, где не было дипломированных врачей, но мама и бабушка были известными костоправами и помогали большому количеству людей с проблемами опорно-двигательной системы.

Вячеслав Душкин ещё в школе решил стать врачом и не думал поступать ни в какой другой ВУЗ, кроме медицинского.

По окончании Курского мединститута он вместе с женой – врачом-гинекологом – отправился на поиски работы. Ездили даже в соседние области, пока анестезиолог больницы, где Вячеслав Душкин проходил интернатуру, не порекомендовал его в Глушково. Здесь хирург работает уже 20 лет.

Свою первую операцию он сделал ещё будучи студентом пятого курса. С ещё тремя друзьями они уже в то время брали дежурства в областной больнице.

«Так что у нас уже было по 10-15 операций по поводу аппендицита, ущемленные грыжи начали оперировать. Наше «золотое время» – с 3 часов ночи до 7 часов утра, когда ординаторы уже устали, хотят спать, а мы «на подхвате»», – вспоминает Вячеслав Душкин.

Утром они снова шли на занятия даже после дежурств и ночных операций.

«А первая моя операция в ЦРБ, где я проходил интернатуру, связана с первым и единственным в моей жизни выговором. Заведующий хирургическим отделением пришел к выводу, что меня можно поставить на дежурство. И вот поступает девчонка с острым аппендицитом. Сотовых телефонов тогда не было. Я позвонил домой заведующему – жена ответила, что его нет, попытался найти еще кого-то из опытных хирургов – безуспешно. И пошел в операционную сам. Сделал все правильно, пациентка чувствует себя хорошо. Утром сдаю дежурство, докладываю. Начмед спрашивает: «Кого-нибудь вызывал?» Объясняю, что никого не нашел и оперировал сам. Мне тут же объявили выговор и отстранили от дежурств», – рассказал хирург.

Вячеслав Душкин говорит, что иногда приходится выполнять операции и не входящие в его специализацию, иногда даже нейрохирургические. Хотя он предпочитает «в чужое» не лезть, так как в случае неудачного исхода, судить его будут по юридическим законам.

«Но, когда стоит вопрос о жизни и смерти пациента, моральная сторона на чаше весов перевешивает. Поэтому если пострадавшего в ДТП привозят к нам в больницу с тяжелыми травмами и ты понимаешь, что в ожидании специалиста можешь потерять пациента, начинаешь оперировать сам. Или вот был у нас случай, когда после дорожно-транспортного происшествия у девушки был разрыв почки. У нас не было времени на ожидание уролога из Курска, стали спасать ее сами, что называется, на собственный страх и риск, и спасли», – отметил врач.

Вячеслав Душкин говорит, что хирург часто сродни эквилибристу на канате: и шаг вправо, и шаг влево может закончиться одинаково неудачно. Но этот рискованный шаг хирург все-таки делает ради спасения человеческой жизни.

Как сообщалось ранее, профессор, доктор медицинских наук, завкафедрой общей хирургии Медицинского Института CDAE имени М. К. Аммосова, заслуженный врач РС (Я) Виктор Игнатьев рассказал о пути освоения профессии врача – хирурга, становлении хирургического и колопроктологического отделений  Республиканской больницы №2 – Центра экстренной медицинской помощи, о системе образования, и, конечно же, о студентах.

«Я думала, что поправилась»: пермячке удалили 18-килограммовую опухоль яичника

25-летняя жительница Перми обратилась к врачам, когда почувствовала невыносимые боли в животе. До этого она набирала вес, но думала, что просто стала больше есть и поправилась, передаёт KP.RU.

Бригада «скорой» привезла пермячку на госпитализацию с подозрением на аппендицит.

«Пациентка довольно крупного телосложения, около 80 кг, но нельзя сказать, что у нее был большой живот, как, допустим, на поздних сроках беременности, – рассказал хирург Андрей Лисичкин, который в ту ночь был старшим дежурным хирургом в МСЧ №7. – Мы пригласили гинекологов, которые исключили беременность, после чего было принято решение об экстренном оперативном вмешательстве.

Во время операции у пациентки обнаружили огромную опухоль яичника, которая заняла уже всю брюшную полость.

По словам врача, сложность и уникальность операции состояла в том, что новообразование, которое оказалось злокачественным, нужно было удалить целиком, не повредив оболочку, чтобы ни одна раковая клетка не попала в брюшную полость. Тогда шансы на благополучный исход были бы очень низкими.

«Мы с коллегами работали более двух часов и смогли удалить новообразование, не повредив его. Хочу поблагодарить за помощь высококлассных специалистов МСЧ №7 – анестезиолога-реаниматолога Татьяну Кузнецову и гинеколога Марию Баянову», – отметил Андрей Лисичкин.

По окончании хирургического вмешательства опухоль взвесили, оказалось, что она весит 18 килограммов.

Послеоперационный период прошел успешно, пациентку уже выписали домой. Анализ на гистологию показал, что опухоль злокачественная.

– Пациентке назначен курс химиотерапии, но шансы на то, что она сможет победить болезнь, достаточно высоки, – говорят специалисты.

Как сообщалось ранее, в Королёве (Московская область) врачи удалили пациентке опухоль весом в 15 килограммов.

«В России скудное финансирование лекарственного обеспечения для лечения онкологии»

Директор Центра развития здравоохранения Московской школы управления СКОЛКОВО Юрий Крестинский рассказал, что 17 ноября состоится заседание президиума Госсовета России по вопросам эффективности системы лекарственного обеспечения, передаёт medvestnik.ru.

В 2017 году расходы на лекарственное обеспечение онкопомощи составили около 74 млрд рублей. Включение в ЖНВЛП в 2018 г. одиннадцати новых МНН для онкологии потребует дополнительного финансирования, через ОМС будет выделено 70 млрд руб. на химиотерапию.

Комментируя эти цифры, эксперт отметил: «Мы по факту имеем достаточно скудное финансирование лекарственного обеспечения для лечения злокачественных новообразований. В перспективе эта цифра должна быть в разы больше. Где деньги? Это пока большой-большой вопрос, который не находит ответа».

Юрий Крестинский отметил, что серьезные надежды возлагаются на такой инструмент, как лекарственное страхование: «Внедрение лекарственного страхования с точки зрения лечения пациентов в амбулаторном звене является ключевой задачей государства в области здравоохранения на ближайшую перспективу». Он выразил надежду на то, что произойдет некое прозрение, понимание этого вопроса и будут обозначены определенные ориентиры, сроки, даты по переходу к системе лекарственного страхования.

Как сообщалось ранее, главный онколог Минздрава, генеральный директор Национального медицинского исследовательского центра радиологии, академик РАН Андрей Каприн рассказал, как пациентам с онкологическим диагнозом получить дорогие лекарства быстро и бесплатно, можно ли не проходить скрининговые обследования людям с низким риском онкологических заболеваний.

Госдума приняла льготный налог на ОМС для самозанятых граждан

Госдума России 15 ноября приняла в третьем окончательном чтении пакет законов о введении специального льготного налога для самозанятых граждан в системе обязательного медицинского страхования.

Налоговые ставки составят 4% и 6% от доходов, 1,5% из них будут отправлять в ФОМС.

Такая система будет действовать в качестве эксперимента в течение следующих 10 лет, начиная с первого января 2019 года и только в четырёх регионах страны – Москве, Московской и Калужской областях, Татарстане.

На данный момент налоги в Фонд ОМС за неработающих граждан оплачивают из бюджета региона, поэтому принятый законопроект должен помочь сэкономить бюджетные деньги, направляя деньги в ФОМС от льготного налога на доход самозанятого населения.

Как сообщалось ранее, Министерство финансов России выразило готовность забрать на федеральный уровень страховые выплаты по ОМС за неработающее население.

Хабаровские врачи через суд добились операции для новорожденного

Врачи перинатального центра в Хабаровске через суд добились права прооперировать новорожденного ребёнка, передают РИА Новости.

Родители сначала отказывались от медицинской помощи, а потом отказались полностью от ребёнка.

По словам помощника прокурора Кировского района Хабаровска Анны Лозовицкой, женщина родила тройню на 25-й неделе беременности. Выжила только одна девочка весом 800 граммов. Ей необходима была операция по жизненным показаниям, но родители написали отказ.

Врачи настаивали на проведении хирургического вмешательства и обратились в суд. Прокуратура поддержала их и суд принял решение в пользу медиков.

Девочку прооперировали, операция прошла успешно в прошлую среду (7 ноября). А уже в пятницу отец принёс официальный отказ от малышки.

«Ребенок сейчас находится в больнице в статусе отказника, без имени и фамилии. Врачи нам рассказали, что девочке требуется особый уход и забота, которую она должна чувствовать. Медики надеются, что найдутся люди, которые возьмут ее под опеку», – заключила Анна Лозовицкая.

Как сообщалось ранее, в Тюмени ВИЧ-диссидентку заставили лечить собственного ребенка от ВИЧ через суд. 

Клинические рекомендации предложили жёстко привязать к тарифам ОМС

В Москве на XXII Российском онкологическом форуме Ассоциация онкологов РФ предложила новые клинические рекомендации по диагностике и лечению рака, передаёт Medvestnik.ru.

Советник гендиректора НМИЦ радиологии Дмитрий Борисов назвал документ своевременным, но не связанным с «экономикой процесса».

«Это очень хороший документ, очень своевременный, объемлющий. В него входят все современные технологии. Но он является именно рекомендательным, более того, подготовлен профессиональным сообществом, по сути, общественной организацией. Он, к сожалению, не имеет жесткой связки с тем, что непосредственно влияет на экономику процесса», – отметил он.

Дмитрий Борисов добавил, что на сегодняшний день клинические рекомендации по онкологии разрабатывают сразу несколько профессиональных сообществ, то есть они имеют несколько вариантов, но в них нет единой приоритетности в практическом использовании.

«Конечно, сообщество все более консолидируется под эгидой Ассоциации онкологов России. Вопрос в том, когда этот документ дойдет до тех стандартов, которые жестко будут связаны с расчетами тарифов в системе ОМС, с расчетами необходимого бюджета лечения. Этот вопрос крайне актуален, и мы надеемся, что в рамках реализации Национальной программы по борьбе с онкологическими заболеваниями он будет решен», – заключил эксперт.

Как сообщалось ранее, Минздрав завершил работу по актуализации клинических рекомендаций и стандартов оказания медицинской помощи для онкологических больных. Об этом сообщил директор Центра экспертизы и контроля качества медицинской помощи Министерства здравоохранения РФ Виталий Омельяновский.

В Краснодарском крае врача уволили из-за видео со скандалящей пациенткой

В центральной больнице Северского района Краснодарского края уволили врача за то, что она отказалась принимать пациентку без предварительной записи. Посетительница клиники своим поведением спровоцировала доктора на весьма острую эмоциональную реакцию — «Хоть ты сдохни…». 

Видео начинается с рассказа пациентки о том, что она не может жить без инсулина неделю. Врач отвечает, что нужно записываться. Пациентка в свою очередь начинает врать о том, что к врачу якобы «нет записи». Врач отвечает «Есть».

Тут же инициатор конфликта признаётся, что её всё же записывала мать, но она не могла прийти, потому что «в другом городе была» и подкладывает свои документу на стол, мешая врачу работать.

Далее в видео появляется склейка, после которой видно как врач не выдерживает, срывается и швыряет документы назойливой посетительницы. Что конкретно вывело из себя врача — неизвестно, так как фрагмент вырезан. Далее девушка начинает отчитывать врача — «Это что за поведение?». Врач снова объясняет, что нужно записываться и пытается продолжить работать, не смотря на попытки пациентки помешать этому.

Далее — новая склейка. Вырезан фрагмент начала «острой фазы» конфликта, в ходе которого доктор окончательно срывается и говорит «Хоть ты сдохни, не выпишу».  Какие действия пациентки в этот раз спровоцировали доктора — так же непонятно из-за того, что в видео удалён этот ключевой момент.

При этом пациентка продолжает скандалить, игнорируя то, что к врачу пришла на приём другая женищина.

В итоге начальство сделало виноватым врача, которую и уволило на следующий день после конфликта.

«Врач, которая допустила некорректное поведение в отношении пациентки, уволена. Девушке оказана необходимая помощь, ей выписан инсулин на три месяца», — сказал Анаников ТАСС.

Как сообщалось ранее, в Саратове произошёл конфликт между горожанином, требовавшим госпитализации, и бригадой скорой помощи, отказавшейся потакать его прихоти. Видео выложил на своём YouTube-канале автор, который и устроил представление из своей «болезни», вызвав бригаду медиков по ложному поводу.

В Татарстане сын пациента напал на фельдшера «скорой»

В Набережных Челнах сын пьяного пациента напал на фельдшера «скорой» помощи. Об этом сообщила пресс-служба регионального Минздрава, передаёт «Татар-информ».

Инцидент произошёл 5 ноября. Около полуночи бригаду медиков вызвали в Новый город. Пациент был нетрезв и жаловался на проблемы с мочевым пузырём.

Пока медик преступил к осмотру, сын пациента набросился на него и ударил по лицу.

На место прибыли сотрудники полиции. В их присутствии врачи осмотрели мужчину. После чего правоохранители забрали нетрезвого для выяснения обстоятельств.

Несмотря на нападение, бригада продолжила свою работу.

Как сообщалось ранее, в городе Люберцы пьяная женщина напала на медиков «скорой помощи» и сбежала при попытке оставить её в полицию.

Кузнецова предложила централизованно закупать лекарства для детей с редкими заболеваниями

Уполномоченный при президенте России по правам ребенка Анна Кузнецова заявила, что в вопросе лекарственного обеспечения детей с редкими заболеваниями остаётся ещё ряд острых проблем.

Об этом она рассказала на Всероссийском форуме «10 лет программе «7 нозологий».

«Но я еще раз обратила внимание, что, к сожалению, ещё остаётся ряд проблем, которые необходимо решить. Один из острых вопросов — это обеспечение лекарственными препаратами детей с орфанными заболеваниями, которые не входят в программу 7 нозологий. Множество обращений из регионов, в которых дети остаются без необходимых препаратов», — написала Анна Кузнецова на своей странице в Facebook.

Омбудсмен отметила, что уже предложила инициативу о централизации лекарств от орфанных заболеваний для обсуждения, а также готова вынести иные инициативы по решению этого вопроса на рассмотрение Экспертного совета при Уполномоченном, заседание которого состоится 22 ноября.

Как сообщалось ранее, передача финансирования обеспечения лекарствами пациентов с орфанными (редкими) заболеваниями на федеральный уровень позволит создать условия равного доступа к получению дорогостоящих препаратов и значительно снизит нагрузку на бюджеты российских регионов, считают опрошенные эксперты.

«Лучше пациент умрёт по правилам медицины, чем поправится вопреки им»

Врачи не боятся ответственности как таковой. Врачи боятся тотальной, огульной ответственности за любой неблагополучный результат, даже в том случае, когда всё было сделано lege artis, а неблагоприятный результат явился неизбежным и закономерным следствием заболевания и возможностей медицины.

Давайте от практики отталкиваться.

Рассматривался здесь случай, когда пациента с опухолью средостения, от которого отказались все врачи, взялся оперировать самый опытный в этой области хирург. Ни о какой «криворукости» и низкой квалификации тут речи не шло; он реально самый лучший, масса спасённых жизней и пр.

Вскрыв средостение, хирург столкнулся со значительными техническими сложностями, в виде выраженного нарушения морфологии в следствии имеющегося заболевания. Хирург не отступил. А решил дать больному шанс, хотя понимал всю сложность и рискованность задачи. Врач осторожно разделял спайки специальным УЗ-аппаратом, но одна из спаек проросла крупный сосуд, возникло кровотечение, и позже, через несколько дней пациент скончался.

Риск, на который пошёл врач, был оправдан; пациент был обречён, а так у него был крохотный, но шанс. Попытаться стоило.

Но, разумеется, тут же возбудили уголовное дело, врача уволили. Позже, правда, ему удалось избежать тюрьмы (всё-таки, доктор наук, завотделением, известный врач).

Но какие выводы из этой истории сделают все врачи? Во-первых, они не будут брать таких пациентов, сознательно выискивая и находя противопоказания к операции. Т.е. поводы отказать в оперативном лечении, т. к. это связано в первую очередь с риском для самого врача. Во-вторых, вскрыв грудную полость и увидев такой конгломерат, они не будут пытаться спасти пациента, пусть рискуя, но использовав один шанс из ста, который есть, а просто остановятся на этом этапе и зашьют, лишив пациента последнего шанса. Зато сами не окажутся на нарах «за криворукость».

Уйти им из медицины, из хирургии? А зачем?

Им там и так не плохо. Почему это они вдруг должны уходить лишь потому, что не хотят рисковать своей жизнью и карьерой? Они останутся; просто такие пациенты теперь будут умирать чаще.

Совсем примитивный пример; закрытый массаж сердца пожилому человеку.

Прогиб грудной клетки на 5 положенных см с большой вероятностью вызовет прелом рёбер. Которые вполне могут и лёгкое повредить.

Кого реанимируют? Уже умершего. Всегда ранее считалось, что хуже ему уже не сделаешь; он уже умер. А теперь вот в суд подают за «оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности». Так теперь реаниматолог будет выполнять закрытый массаж сердца «нежно», прогибая грудную клетку дай Бог на 0,5 см. Да, это лишит пациента последнего шанса на жизнь, но зато врача никто не притянет в застенки СК за «ятрогенное преступление». Вот подлинная цена «бастрыковщины» в медицине и в судьбах пациентов.

Усиление травли врачей, в соответствии с законом перехода количества в качество неизбежно приведёт к тому, что врач или уйдёт из медицины (или «опасной» специальности в медицине) и помощь будет оказывать физически некому, или он в своих действиях станет руководствоваться не тем, как наиболее эффективно лечить пациента, идя порой на оправданный профессиональный риск, а тем, насколько это может быть опасно для самого врача по последствиям.

Лишая пациента пусть небольшого, но шанса, зато обезопасив себя от возможных претензий и преследований.

Работать врачи станут, исходя из наших реалий. А они таковы, что интересы пациента не являются сегодня приоритетными для врача. Приоритетным является выполнение инструкций, правильное заполнение документации, красивая статистика и т.п.

А сами действия врача, даже направленные к благу пациента,  могут нести угрозу самому врачу. Опять-таки, по нашим российским реалиям.

Пациенты и их близкие ожидают, что в случае противоречия между законом и моралью, когда речь идёт о благе пациента, врач всегда будет действовать во благо пациента, не считаясь с личными издержками. В том числе и юридического плана.

Насмотрелись «доктора Хауса» с его «расследованиями», вплоть до проникновения в чужое жилище.

Но в России такой номер не пройдёт. Чем сильнее юридический пресс на врачей, тем меньше они будут склонны подставляться под каток правосудия даже во имя жизни больного.

Надо понимать, что скрупулёзное исполнение Закона не всегда идёт во благо больному, ибо сам Закон несовершенен и не охватывает всех жизненных и профессиональных ситуаций; да и не может. А рассчитывать на понимание со стороны правоохранительных и судебных органов в настоящее время не приходится.

К тому же, в стране отсутствуют как единая методика проведения экспертизы, так и чёткие критерии оценки качества лечения. Разные экспертизы могут выносить противоположные заключения, а судья может их вообще не учитывать (чему есть множество примеров), и руководствоваться, как указано в Законе, «своим внутренним убеждением».

И врач теперь, под угрозой репрессий будет очень, очень законопослушным.

Поступает пациент с кровотечением. Необходима массивная гемотрансфузия, но группа крови редкая и нужного количества донорской крови в больнице нет.

Опять-таки, нет не по причине халатности — не заказали, а потому, что её просто мало, и Центр крови не в состоянии обеспечить каждую больницу большим запасом «на всякий случай», и выдаёт кровь лишь для конкретного пациента.

Ехать за дополнительным количеством донорской крови долго; пациент с большой вероятностью её не дождётся, не доживёт. С пациентом, а это молодой парень, друзья, готовые сдать для него свою кровь; группа и резус подходят.

Дежурный врач производит забор крови у сопровождающих лиц, производит гемотрансфузию и тем самым спасает пациенту жизнь. По существующим приказам Минздрава переливание не обследованной крови запрещено. Но врач пошёл на этот оправданный в данной ситуации риск для спасения жизни пациента, хотя формально закон был нарушен. Позже выяснилось, что один из доноров был инфицирован вирусом гепатита С, хотя и сам об этом не знал.

Спасённый пациент также оказался инфицирован, и по выписке подал жалобу на врачей. В результате было заведено уголовное дело, и два дежуривших в тот день врача получили реальные сроки лишения свободы, а также запрет в последующем (после отбытия наказания) на врачебную деятельность.

Этот случай был доведен до сведения всех врачей специальным «информационным письмом» Минздрава, чтобы врачи сделали соответствующие выводы.

Врачи эти выводы сделали.

И теперь в аналогичной ситуации ни один врач не станет рисковать своей свободой, карьерой и жизнью ради спасения жизни больного. Т.е. спасти жизнь пациента теоретически возможно; вот оно спасение — сидит в коридоре, но для этого врачу надо нарушить закон, и врач этого делать не станет. Врач теперь всё будет делать исключительно «по закону», исходя в первую очередь из соображения собственной безопасности. Даже если это приведёт к гибели пациента.

Потому, что наши реалии таковы, что предпочтительнее, чтобы пациент умер в соответствии с правилами медицины, чем поправился вопреки им. Первый вариант для врача безопаснее, а потому теперь и будет предпочтительным.

Автор: врач Игорь Семёнов

Как сообщалось ранее, я не являюсь специалистом по страховой медицине. Но я работаю в системе государственного здравоохранения. А потому меня сложилось своё (возможно, что и не правильное, но уж какое есть) представление о том, как работает наша страховая медицина.

"Страховые компании - бессмысленные паразиты на теле многострадального здравоохранения"

Я не являюсь специалистом по страховой медицине. Но я работаю в системе государственного здравоохранения. А потому меня сложилось своё (возможно, что и не правильное, но уж какое есть) представление о том, как работает наша страховая медицина.

Страховые компании (СК) — бессмысленные паразиты на теле нашего многострадального здравоохранения, которые являются не более, чем частными посредниками в распределении государственных средств из одного государственного кармана в другой (для финансирования собранными государством налогами государственных же ЛПУ). И которые оставляют себе за это посредничество солидный кус государственных денег, выделенных на здравоохранение.

Страховая медицина в России никоим образом не влияет на улучшение качества лечения, т. к. СК не оплачивают реальную стоимость лечения пациентов в принципе.

Вот, к примеру, если бы СК с целью повышения качества лечения обязала ЛПУ использовать при операции аппарат Селл-сейвер, и при этом полностью оплачивала бы его использование (расходные материалы дороги), то тогда СК имела бы право снизить оплату за операцию (лечение) в том случае, если упомянутый аппарат не используется; т. к. его неиспользование ведёт к повышению риска осложнений. Тем самым СК стимулировала бы ЛПУ к повышению качества помощи.

Если бы СК оплачивала ВСЁ лечение, включая осложнения, выплаты родственникам в случае гибели и т.п., то СК была бы финансово заинтересована в более качественном лечении пациентов.

Однако, т. к. СК не оплачивает лечение осложнений вовсе, а при выявлении нарушений со стороны ЛПУ получает бонусы в виде штрафов, то получается, что СК объективно заинтересованы в худшем качестве лечения.

Ведь тогда за осложнение можно будет не платить, а за основное лечение наложить штраф. СК оплачивает лечение пациента без привязки к реальным затратам по установленным свыше тарифам. Но в этом случае и ЛПУ не заинтересовано в использовании более современных методов лечения, но при этом более затратных методов лечения, т. к. они более дорогие, а СК не возместит эти затраты.

Мы имеем ситуацию, когда цену за товар назначает не продавец, а покупатель. Что является нонсенсом. Единственный смысл существования системы ОМС — перекачка государственных денег в частный карман без какой -либо конкуренции и без каких-либо усилий со стороны учредителей этих СК.

Честность и компетентность отдельных врачей-экспертов никак не могут изменить этого принципиального положения дел.

Один лишь отказ от ОМС немедленно приведёт к значительному увеличению финансирования здравоохранения.

«Да хто ж ему дастъ…»(с)

Как сообщалось ранее, депутат гордумы Ярославля, врач-онколог и пластический хирург Дмитрий Петровский выступил против системы ОМС, призвав её отменить.

От инфекций до летального исхода: Чем опасен медикаментозный аборт без наблюдения врача

Популярность медикаментозного аборта растёт изо дня в день. Во многом так происходит потому, что таблетки китайского производства, вызывающие прерывание беременности, в Приамурье можно свободно приобрести в любой необходимый момент, передаёт teleport2001.ru.

Однако с ростом числа случаев медикаментозного прерывания беременности в последние 2 года возросло и число случаев серьёзных осложнений, самыми частыми из которых являются кровотечения и инфекции.

Женщины, нечасто сталкивающиеся с подобными ситуациями, не могут адекватно оценить риски, и не знают, какие проявления являются нормой, а какие требуют немедленного обращения к врачу. По утверждению врача акушера-гинеколога Жанны Крючковой, сильные кровотечения могут привести к удалению матки, а при несвоевременном оказании помощи -к смерти женщины (такой случай тоже был).

Подобные осложнения напрямую следуют из механизма действия таблеток: в оптимальном случае и при правильном использовании они вызывают отторжение оболочек плода от стенки матки, а не его чудесное растворение. Иногда оболочки плода отторгаются не полностью (так называемый неполный аборт), что вызывает кровотечение либо присоединение вторичной инфекции.

И если большинство кровотечений купируются с помощью раздельного диагностического выскабливания, то с инфекционными осложнениями всё не так просто.

Все начинается с острого эндометрита, проявляющегося повышением температуры, ознобом, болями в нижней части живота. В тяжёлых случаях происходит развитие гнойно-септического процесса (пиометра, пиосальпинкс), который имеет своим исходом спаечный процесс и, как следствие, бесплодие и риск внематочной беременности.

Помимо осложнений, существует ряд противопоказаний со стороны других органов и систем к применению препаратов для медикаментозного аборта: бронхиальная астма, сердечно-сосудистая недостаточность, нарушения функции печени, почек, надпочечников.

Именно по этим причинам к медикаментозному прерыванию беременности возможно прибегнуть только после тщательного обследования, на сроке, не превышающем 42 дня с момента задержки последней менструации, и под пристальным контролем врача.

Чем больше срок беременности, тем больше риск описанных выше осложнений и последствий.

«Аборт на поздних сроках — самый опасный, не стоит рисковать своим здоровьем, будущим потомством и, возможно, жизнью», — заключает Жанна Крючкова.

Как сообщалось ранее, количество абортов за последние пять лет сократилось в России почти на треть – на 30%.

Детские патологии при нехватке витаминов К, С

В данной статье речь пойдет о состояниях, возникающих у детей вследствие дефицита витаминов К, С.

Дело об ампутации «не той ноги» раздувает один сын пациентки, второй – благодарен врачам за спасение матери

В Воронеже продолжается история с ампутацией «не той» ноги 89-летней Марии Дроновой. Следственный комитет уже начал проверку случившегося после заявления родственников женщины, предаёт «МОЁ!».

Оказалось, что недоволен работой врачей только младший сын пациентки Андрей Дронов, старший сын Игорь уже написал расписку медработникам, что не имеет к ним никаких претензий.

«К врачам я лично не имею никаких претензий, — говорит Игорь Дронов. – Мы привезли по скорой помощи мать с просьбой, чтобы они её спасли. Они сделали всё возможное, и мы благодарны им за это. Почему Андрей раздувает эту историю, я не знаю».

Напомним, что Андрей Дронов уверен, что врачи перепутали ногу и ампутировали ту, что была в хорошем состоянии. Поэтому через три дня им пришлось проводить ампутацию второй ноги, которая изначально была написана в направлении.

Главврач горбольницы № 3 Сергей Шамсутдинов рассказал, что удаление левой ноги было не ошибкой, а вынужденной мерой для спасения её жизни.

«Мария Дронова поступила в приёмное отделение нашей больницы 4 ноября по «скорой», — рассказывает главный врач городской больницы №3 Сергей Шамсутдинов. – Пациентка была в тяжёлом состоянии, у неё было двухстороннее поражение двух конечностей: правая нога была с глубоким омертвлением тканей, левая же была визуально поражена в меньшей степени. Но спасти их было уже невозможно, только ампутация. Провести операцию и ампутировать сразу обе ноги было нельзя. Во-первых, преклонный возраст, во-вторых, женщина была в очень ослабленном состоянии. Слишком большие риски, Мария Дронова могла просто не перенести операцию. Поэтому мы родственникам сказали, что оперировать придётся в два этапа. Врачи собрали консилиум, и в тот же день прооперировали женщину, «отняв» у неё левую ногу. Почему ампутировали именно её, а не ту, на которой визуально болезнь была более ярко выражена? Потому что её состояние, вследствие острого нарушения кровообращения, представляло наибольшую угрозу для жизни больной. Повторюсь, угрозу не здоровью, а жизни».

Он добавил, что родственникам было известно о двойной ампутации и о том, что в первую очередь врачи «удалят» левую ногу. Они подписывали согласие, которое позже младший сын пациентки порвал.

«Отмечу, что младший сын Марии Дроновой винит врачей и всем журналистам заявляет, что мы «отрезали» его матери здоровую ногу. Левая нога была нездоровая, человек 10 лет болен. Ещё в августе, когда пациентка проходила лечение в железнодорожной больнице, врачи говорили, что, к сожалению, спасти ноги не получится. К нам человек попал экстренно и перед нами стоял вопрос только в очередности по ампутации ног. Мы пытались спасти жизнь пациентки», — заключил главврач.

Как сообщалось ранее, в Воронеже родственники пожилой пациентки через СМИ обвинили врачей в том, что они по ошибке ампутировали ей не ту ногу. Врачи отрицают это, заявляя, что операция прошла по показаниям. Следственный комитет уже начал проверку.

Завотделением СМП ФМБА: «Мы решили сделать российский изолирующий бокс лучшим в мире»

На данный момент в список особо опасных инфекций (ООИ) входят не только чума, холера и сибирская язва, как в СССР, но также жёлтая лихорадка, лихорадка Западного Нила, Марбург, Эбола, грипп человека, вызванный новым типом вируса и другие инфекционные заболевания, которые имеют риск эпидемии или пандемии, передаёт Свободная пресса.

Специализированная бригада по борьбе с особо опасными инфекциями Федерального медико-биологического агентства (ФМБА России) с подготовленным персоналом и самым современным на тот момент оборудованием участвовала в медицинском обеспечении XXII Олимпийских зимних игр в г. Сочи, где наша страна принимала спортсменов и делегатов всего земного шара.

«В частности, в её оснащение входили транспортировочные изолирующие боксы (ТИБ), мобильная палата для изолирования инфицированных больных, — рассказывает заведующий отделением специализированной скорой медицинской помощи Клинической больницы № 85 ФМБА России анестезиолог-реаниматолог Виталий Быков. — Преимущество их использования в том, что в любом крытом помещении можно быстро развернуть специальную палату, при работе в ней создаётся отрицательное давление, препятствующее распространению инфекции во внешнюю среду, что делает пребывание пациента безопасным для окружающих. Пациент с подозрением на ООИ в эту палату доставляется с помощью транспортировочного изолирующего бокса, здесь ведётся наблюдение за его состоянием, производится забор анализов и другие лечебно-диагностические мероприятия. Для врачей в этой палате есть все необходимое, возможно подключение аппаратуры для слежения за жизненными функциями организма и искусственной вентиляции легких. Выход оттуда возможен с соблюдением требований противоэпидемического режима, т.е. после прохождения дезинфекционной обработки».

Когда отделение получает информацию о том, что выявлен пациент с симптомами ООИ, к нему выезжает врач-инфекционист. Если в дальнейшем понадобится помощь, то доктор вызывает специализированную бригаду.

При помощи ТИБ пациента доставляют либо сразу в инфекционную больницу, либо в автономную изолирующую палату. Уже во время транспортировки есть возможность проведения всей необходимой медицинской помощи, что позволяет выиграть время в борьбе за жизнь и здоровье пациента. Чем раньше мы имеем возможность приступить к проведению внутривенных вливаний, тем раньше мы начнем помогать пациенту бороться с имеющейся в организме инфекцией. А от этого напрямую зависит исход заболевания.

Спецбригада постоянно дежурит на всех крупных международных спортивных мероприятий, проводимых в России. В 2015 году перед специалистами встала задача по участию в разработке отечественного изолирующего боса.

«Это была кропотливая совместная работа с российской компанией — производителем средств индивидуальной защиты, — рассказывает Виталий Быков. — Учитывая все недостатки импортных изолирующих боксов, их недостаточную приспособленность к российскому климату, мы решили сделать свой одним из лучших в мире. Работали над этим в течение трех лет. Были сделаны значительные технические усовершенствования: увеличен температурный диапазон использования, время транспортировки, повышен уровень биологической безопасности».

Его главное преимущество теперь – это способность работать при температуре до минус 30 градусов, тогда как зарубежные аналоги – только до плюс десяти.

«В нашем боксе герметичная молния. В иностранном — молния не обладала этим свойством. Мы добавили встроенный манометр. Теперь медицинский персонал, который занимается транспортировкой, контролирует визуально давление внутри бокса, появилась возможность регуляции притока и вытяжки воздуха. В иностранных боксах идет всасывание воздуха и пассивный выход через фильтры. За счет этого отрицательное давление внутри капсулы достаточно маленькое. В отечественной модели создается больший поток воздуха, что делает пребывание пациента в боксе более комфортным», — рассказал эксперт.

Также в российском боксе решена проблема с утечкой биологических жидкостей, что важно при длительной транспортировке.

Включение и выключение оборудования бокса происходит с помощью электронного ключа.

И внутри, и снаружи бокса теперь стоят HEPA-фильтры, что необходимо при перевозке пациента на самолете на несколько тысяч километров, так как время, в течение которого может проходить транспортировка по всем правилам, увеличено до 12−15 часов.

 При этом российский вариант в среднем на 15−20% дешевле.

«Но мы не производители и ничего не продаем. В настоящее время мы ждем, когда Росздравнадзор выдаст регистрационное удостоверение на это изделие. Данные о клинических испытаниях мы предоставили», — пояснил он.

Следующим этапом специалисты видят создание изолирующей палаты отрицательного давления российского производства.

Как сообщалось ранее, врач-нейрохирург высшей категории, профессор, главный врач Федерального центра нейрохирургии МЗ РФ города Тюмень Альберт Суфианов рассказал об уникальной внутриутробной операции на мозге ребёнка, которая была проведена в России впервые.

«Нам запрещают рассказывать о том, что мы работаем за троих на одну ставку»

В Тольяттинской городской больнице № 4 в ожоговом отделении с 25 октября на круглосуточное дежурство выходит только одна медсестра на 28 больных, которые сейчас там находятся, две – только в операционные дни, передаёт gusejnovmaksim.ru.

Все медицинские процедуры, в которых нуждаются ожоговые пациенты, должна обеспечить одна медсестра.

Персонала в ожоговом не хватало и раньше, медсестрам приходилось брать дополнительные ставки. Но сейчас руководство больницы объявило, что количество ставок сокращается вдвое. Это значит, что теперь одна медсестра будет работать за двоих, без всякого совмещения. И, соответственно, получать только один оклад. В горбольнице № 4 у медсестер он составляет чуть больше 7 тыс. рублей. Еще пара-тройка тысяч набегает за счет надбавок за вредность, квалификацию и так называемых «стимулирующих», итого – не больше 10-11 тыс. Добиться начисления и оплаты сверхурочных, по словам персонала, практически невозможно. На все требования у руководства больницы ответ один: «Нет денег».  Денег нет на все, включая необходимые для лечения больных лекарства. Не хватает антибиотиков, нет новокаина, даже обычная перекись – дефицит. Дело доходит до того, что врачи перед сменой заходят в аптеку и сами покупают лекарственные препараты.

На данный момент укомплектованность медсёстрами составляет всего 30%, при этом приём нового персонала в больнице не ведётся. При этом, высококвалифицированные уникальные специалисты, устав работать за копейки, уходят из больницы.

При этом у бухгалтеров и экономистов, которых в медучреждении оформлено очень много, зарплаты от 70 тысяч рублей.

Ожоговое отделение в четвертой больнице долгие годы было гордостью города. Высококлассные специалисты, современное оборудование, грамотный, профессиональный уход – все это позволяло вытаскивать с того света самых тяжелых больных. Сюда везли пострадавших из Жигулевска, Сызрани, Ульяновска. Сейчас ожоговое, как вся горбольница № 4, находится в состоянии упадка. Здание медленно рушится, количество коек сокращается, работать некому.

«Мы еле-еле справляемся с работой, – рассказывает одна из медсестер ожогового отделения, – сами поднимаем и перекладываем лежачих больных, сами возим трупы. Работаем и за санитарок, и за уборщиц, потому что людей не хватает!  Когда отделение загружено полностью, к нам перебрасывают медсестер из других отделений, они временно занимают пустые ставки. Но теперь этого будет сделать нельзя. Года два назад, когда двое детей упали в горячий битум, дежурные не справлялись, нам звонили из отделения, и мы прибежали из дома с бутылками масла, чтобы поскорее отмыть несчастных мальчишек… А если сейчас, не дай бог, случится большой пожар, авария, или еще что? Кто будет оказывать помощь людям, две медсестры на 50 человек? Со своей стороны, руководство больницы принимает все меры, чтобы существующее положение дел не было предано огласке. На днях нам принесли на подпись документ, в котором говорится, что мы не имеем права обсуждать между собой и с посторонними лицами внутрибольничные конфликты. Иначе – штраф. Так что теперь мы все вынуждены или молчать, или работать под угрозой карательных санкций».

«Слухи о том, что городская больница №4 переживает не лучшие времена, до меня доходили и раньше – тольяттинцы жаловались на отсутствие лекарств, нехватку персонала в отделениях. Сейчас это вылилось в проблему городского масштаба. Я намерен сделать все, чтобы разобраться в ситуации. Что же касается «карательных» санкций применительно к персоналу больницы, то с каждым подобным сигналом мы будем разбираться отдельно. Свою поддержку людям я гарантирую», — отметил депутат Думы г. О. Тольятти Максим Гусейнов.

Как сообщалось ранее, в начале ноября в соцсетях появилась информация о том, что врачи орловской больницы отказывались выходить на работу из-за переработок и маленьких зарплат.